Tags: 21-й век

«Исторический аргумент» и моральное обоснование российской внешней политики

Предлагаю вниманию и обсуждению свою статью, посвященную поиску ответу на вопрос: почему с 2014 г. российское внешнеполитическое ведомство все больше на уровне риторики уделяет внимание истории? Что за этим стоит. Я сосредоточиваюсь пока (но только пока) на изучении собственно внешнеполитического дискурса и выявлении той "картины мира", которая стоит за ним. Мой общий ответ заключается в том, что апелляция к прошлому - это единственно моральное обоснование желаемого ведущего места в мире. Статья вышла в журнале "Политическая наука" (pdf на Academia), кто не зарегистрирован там может ознакомиться с нею на сайте Российского совета по международным делам.
Ниже некоторые выдержки:
"Историческое прошлое выступает в роли трансценденции, того возвышенного, которое сообщается международной повестке посредством различных практик апелляции от словесного упоминания до участия политиков в церемониях у мемориалов. Тем самым происходит квазиценностная легитимация проводимого внешнеполитического курса. Впрочем, существует важная особенность обращения к истории в контексте российской внешней политики. Например, в странах зарубежной Европы обращение к прошлому направлено на укрепление определенных ценностей, например, демократии и права человека. Тем самым выстраивается связь между а) актуальной политической повесткой б) событиями прошлого и в) связующими ценностями. Вот это ценностное звено, к сожалению, как мы покажем ниже, нередко выпадает из российской внешнеполитической риторики. Историческое прошлое видится как нечто объективное и самодостаточное, способное само по себе возвещать о значимости роли России на международной арене"
***

Collapse )



"Экономика знаний" губит знания

Сегодня, покупая книгу в книжном киоске РАНХиГС по важном для меня тематике (изучение социальной онтологии, дискурса и символического порядка), еще раз задумался (и убедился в верности размышлений) по поводу сущности информационного общества.
Теория рисует информационное общество (где экономический успех неотделим от обладания специфическим профессиональным знанием) как великое достижение социального прогресса. В какой-то степени это так. В этом обществе успеха добиваются именно те, кто обладает определенными знаниями, которые теперь важны не просто как понимание, но и как умение эти знания прикладывать к действительности.
Однако коммерциализация знаний в высшей степени приводит к тому, что они превращаются в редкий элитарный ресурс. Практических следствий два:
- Вы должны платить за знания как можно больше (правда, приобретая их, вы не можете быть уверены в том, что а) эти знания до сих пор актуальны б) Вы сможете их искусно применить);
- знания оказывается невыгодно распространять. Если у Вас есть инновационная технология, то будете ли Вы трезвонить о ней в каждом научном журнале или же успешно продадите ее, заработав деньги?  Вам становится выгодным делать научное знание "эзотеричным", т.е. доступным лишь немногим. Устаревшие знания - пожалуйста, сливайте в открытое информационное пространство, сколько хотите (отсюда в большинстве научных журналов стоит один треп). А вот те, которые своевременны, важны и полезны - надо тщательно прятать. Потому и большинство приносящих  выгодных в экономическом или политическом плане технологий (непосредственно "технических" или "социальных") различные компании тщательно засекречивают, а вопрос об охране "прав интеллектуальной собственности" становится одним из ключевых.
А потому большинство коммуникативных теорий летят к чертовой матери. Расширение информационного пространства не ведет к резкому улучшению его качества, даже напротив. Особенно это видно в социальных науках. Много ли Вы можете найти публикаций, в которых глубоко описываются текущие политические, экономические, социальные процессы? Могу сказать: таких единицы (и то в лучшем случае они будут говорить о дней прошедшем, а не настоящем). Большинство, что публикуется на данный момент, - пустая демагогия либо очень общие формулы. Серьезные и актуальные разработки могут быть опубликованы лишь в двух случаях: либо идеалистом, либо теми, кто видит в этом определенную выгоду (как правило, связанную с имиджем).

Единственное исключение составляют различные научные публикации. Однако и с этим не так просто. Во-первых, далеко не все, что кроется под названием "наука", действительно проливает свет на реальность (некоторые представители научного сообщества все больше вовлекаются в научный карьеризм, в погоне за грантами производя суррогаты). Во-вторых, научные публикации написаны таким языком, что реально могут быть доступны лишь узким профессионалам (и вопрос здесь даже не в терминах, а в том, что каждая серьезная монография и статья содержит множественные имплицитные отсылки к десяткам других публикаций, теорий, мнений, без уяснения которых идея автора не может быть воспринята). В-третьих, тираж таких изданий, как правило, минимален, но зато цена - высокая. Это тоже очень "экономично": издателям же надо зарабатывать, они понимают, что массовый читатель подобное покупать не станет, а читатель заинтересованный - обязательно купит и не пожалеет денег (зато, если у него не будет денег, то он окажется отрезанным от последних открытий и новаций). И самое главное: научные публикации, как правило, содержат общую теорию, а вот как ее применять читатель должен знать сам (если не знает – ему хуже).

Итогом становится не только засорение информационного пространства, но и то, что постепенно утрачивается возможность производства новых знаний в силу двух причин. Во-первых, слишком уж много информационного шума и бреда, на который приходится отвлекать внимание; во-вторых, научный прогресс возможен лишь в тех случаях, когда есть эффективная коммуникация в научной среде. Но ее – нет. И нет по описанным выше экономическим причинам.

Гармония как духовный фаст-фуд

У нас каждый второй патриот борется с западничеством. У кого больше ресурсов - борется с ним посредством криков и стонов в прямом эфире Первого канала, у кого поменьше - на заседании "экспертных" клубов, у кого практически нет - у себя на кухне в окружении жены, тещи, и может быть, детей. Обрушившись на пресловутую вестернизацию (которая согласно не очень далеким теоретикам, должна сопутствовать модернизации), многие забывают и о другом тренде, о том, что к нам идет с Востока (правда, как правило, минуя Запад), а именно разнообразные духовные практики достижения душевной гармонии (медитация, эзотерика, йога, фен-шуй, буддизм и пр.), которые на вооружение взяли западную технику психоанализа.

озьмите в помочь поисковик Google или же просто походите по другим ЖЖ и Вы увидите, как много пишется о слов о том, как важно (и надо) достичь "гармонии с самим собой", "уметь наслаждаться сегодняшним дней", "развивать внутреннее созерцание".
Безусловно, я ни в коей мере не выступаю против рефлексии, против умения видеть плюсы в сегодняшнем дне. Но тот "квазивосточный дискурс", который ныне царствует, мне противен. Если бы был жив К. Леонтьев, то он обозвал бы его "идеологией мещанства" - тех людей, которые живут лишь сегодняшним днем, для которых транцендентное и высокие идеалы - пустой звук; которые в глубине души боятся современного динамического общества и не хотят в нем жить. А потому у Востока заимствуется (поверхностно, схематично, опошленно, вырвано из культурно-исторического контекста) философия ухода от реальности. Они стремятся к абсолютной стабильности, ясности, умиротворения. Неудивительно торжество такого духовного фаст-фуда: посмотрите на кассовые сборы и премии столь топорного, языческого и безыдейного фильма, как «Аватар».

Как легко при отсутствии интеллектуального багажа заявить: я-то выше всех ваших презренных споров и дискуссий, всего вашего метания (которое автоматически попадает под определение "сиюминутного"), всех ваших конфликтов и комплексов. Занять позицию аля-Будды, который воспаряет над всем этим непонятным для него миром, символизируя молчание, уединение, умиротворение, внутреннюю гармонию. В наиболее извращенном виде подобная идеология предстала у нас среди молодежи, для которой стандартом стали такие фразы, как: "не грузи меня", "мой мозг взорвался".
Позиция современного аля-Будды - это позиция человека, которому ничего не надо, который учится жить современным днем и находить гармонию во всем. Подобная отстраненность - путь к апатии. Подобная философия путь - забитого, бездуховного мещанства, живущего без дерзновений, без идеалов. Нет ничего более мерзкого и противного духовному творчеству и поиску, нежели все это. Творчество, Творчество с большой буквы, возможно лишь там, где есть конфликт, где есть стремления, мысли о будущем, неутолимая жажда созидать и преобразовывать; где человек не мирится с происходящим, а восстает против него; там, где мысли устремлены не на поиск гармонии (через примирение с ситуацией и при помощи психологов), а на духовное совершенствование.

Если Вы живете в гармонии, то необходимость творчества отпадает как не имеющая смысла. Даже более: люди, которые хотят что-то преобразовать, улучшить, которые говорят о духовных подвигах, становятся не просто противны Вам, но и опасны, т.к. колеблют Ваш покой. Истинное же творчество возможно лишь, когда внутри присутствует некий неразрешенный конфликт. Это – путь христианства. Путь Востока – иной.

Вспоминаются слова Орсона Уэллса: «В Италии тридцать лет правления Борджиа - это сплошные войны, террор, убийства и кровопролития, но они произвели на свет Микеланджело, Леонардо да Винчи и весь Ренессанс. В Швейцарии была одна лишь братская любовь, люди пятьсот лет жили при демократии и мире - и что произвели они? Часы с кукушкой».