Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Здравствуй, уважаемый посетитель!

Добро пожаловать в мой ЖЖ!
Будучи человеком, который полагает, что общение в социальных сетях не должно быть анонимным (ибо каждый из нас должен отвечать за каждое произнесенное или написанное слово), представлюсь сразу: зовут меня Константин Пахалюк.
Этот журнал, который я начал вести сравнительно недавно (в начале 2011 г.), посвящен, преимущественно, трем темам:
1) Первая мировая война. В общем, мое внимание могут привлечь различные аспекты (и ни один замеченный мною пост на эту тему не окажется непрочтенным), однако мой научный интерес сосредоточен на следующем:
- боевые действия на Северо-Западном фронте (в первую очередь в моей любимой Восточной Пруссии);
- героизм русских воинов (под эту тему я создал сайт "Герои Первой мировой"(hero1914.com) - милости просим всех желающих);
- политические и экономические процессы в России;
- российский общественно-политический дискурс 1914 - 1917 гг. (особенно интересует идеологическая политика и пропаганда, а также то, что в когнитивной науке называется "бессознательными идеологиями");
- отношения России с союзниками.
По Первой мировой войне у меня опубликован ряд научных и научно-популярных статей (большинство из них имеются в электоронном доступе)
Collapse )

2) политические процессы в России. Именно на эту тему в ближайшее время будет написано большинство постов в этом ЖЖ. Хотя я регулярно слежу за событиями в политической, экономической и социальной сферах, а также за внешнеполитическим курсом нашей страны, мой научный интерес прикован к следующим темам:
- трансформация политических институтов;
- политические элиты России (особенно - политические кланы, группы, коалиции, изменение соотношений и позиций, их ресурсы);
- публичный общественно-политический дискурс. Именно эта тема вызывает у меня наиболее жгучий интерес, особенно то, что называется "бессознательными идеологиями" (или же когнитивными основами мышления). Неудивительно, что внимательно я отношусь к попыткам создания общероссийской идеологии, а также (на стыке интереса к истории и политическому) - исторической политике.
Методологически я работаю на стыках следующих подходов: институциональный анализ, системный анализ, когнитивный анализ, дискурс-анализ, сетевой анализ.

3) мировая политика. На эту тему также будут появляться отдельные посты. В первую очередь меня интересуют глобальные тенденции, вопросы глобального лидерства, а также проблемы национальной безопасности США (сами американцы включают сюда военную безопасность, международную безопасность, экономическую безопасность, внутреннюю безопасность - так что тема получается очень и очень широкая).
Collapse )

Если же говорить о более общих вещах (а я убежден, что каждый человек должен стремиться искать ответы на "Большие", "Вечные", "Глубинные" вопросы), меня интересуют такие проблемы, как: каким образом устроено наше мышление (и чем оно ограничено)? как соотносится то, что мы думаем, и что есть на самом деле? что такое процесс управления и насколько мы можем чем-то управлять? что нас ждет после эпохи постмодерна?
И если наши сферы интересного пересекаются - это более чем весомое основание для взаимного "френдинга". Порою я сам просматриваю различные журналы и добавляю в друзья понравившиеся. Как правило, ленту друзей я читаю часто (и буду делать это еще чаще ввиду научного интереса к общественно-политическому дискурсу), однако далеко не всегда оставляю комментарии. Вполне возможно, если мне удастся написать ряд запланированных статей, то там может промелькнуть ссылка и на Ваш ЖЖ)))
А вообще всегда рад общению и дискуссиям!
P.S. Важное замечание: я готов к любой критике, но за повторяющееся хамство - бан без предупреждения.

"Надо сознаться: мы не умеем говорить проповеди": православные священники в РИА в 1914-17 гг.

Выкладываю на обозрение и обсуждение свою статью про православных священников в руссской императорской армии в годы ПМВ, написанную для сборника: "Православные священники в русской императорской армии в годы Первой мировой войны
 // Первая мировая война – пролог
XX века. Материалы международной научной конференции. Часть II / Отв. ред. Е.Ю. Сергеев. М.: ИВИ РАН, 2015. С. 236-242."
Материал получился небольшой, к сожалению лимит был в 15 тыс. знаков, потому всего найденного рассказать не удалось - лишь изложить общее видение проблемы. Впрочем, получилось достаточно критично, без типичной для данной темы патетики, что уже хорошо.

____
Первая мировая была встречена в российском обществе небывалым патриотическим подъемом. Уже в августе 1914 г. в публичном пространстве доминирующей стала ее интерпретация как «народной», а различные общественные группы стремились продемонстрировать собственный вклад в будущую победу. Православная церковь не осталась в стороне. В символическом пространстве того времени ей отводилась роль помощника сражающейся армии.
В тылу задача приходов и монастырей заключалась в сборе средств на нужды войск (например, проводились кружечные сборы для нужд Российского общества Красного Креста[i]), обустройстве лазаретов, презрении раненых и увечных воинов, а также членов семей погибших.[ii] В конце июля 1914 г. Синод принял решение направить во все госпитали РОКК по одному иеромонаху[iii]. Церковь брала на себя значительные социальные обязательства, что делали одновременно и различные общественные организации. Все эти усилия активно фиксировались в публичном пространстве, каждая сторона увеличивала «символический капитал» (в терминологии социолога П. Бурдье), который мог иметь важное политическое значение после победоносного завершения войны. Это приводило к политизации благотворительной деятельности: например, в конце августа 1914 г. близкая к кадетам газета «Утро России» выдвинула обвинение, что «монастыри наши в нынешнюю войну, как и в русско-японскую, сравнительно слабо отозвались на тяжелое положение, переживаемое отечеством, и сделанное ими для помощи раненым далеко не соответствует их богатствам».[iv] В дальнейшем развернулась целая полемика, в которой церковные иерархи (и прежде всего, митрополит московский и коломенский Макарий) пытались опровергнуть обвинения[v].
Однако роль православной церкви не сводилась только к благотворительности: многие священники находились
[237]
непосредственно в армии. В образе героев, сформированном в публичном пространстве, мы находим и фигуру православного священника. Как и остальные, он наделен  беззаветной храбростью и готовностью к самопожертвованию. Его подвиг тоже демонстрирует превосходство человеческого духа над всеми сложностями военной действительности. Причем особенность героизма состояла именно в его добровольности. Общий же тезис, характерный для публицистики того времени, об особой духовности русского воинства делал фигуру священника неотъемлемой частью представления о фронтовой жизни.
Collapse )

Православные священники на фронтах Первой мировой (по материалам прессы)

C первых дней мобилизации они приступили к исполнению обязанностей. Так, перед отправкой на фронт они служили в полках напутственные молебны. Для людей, которые отправлялись жертвовать собою, это было важным ритуалом, укрепляющим боевой дух и дисциплину. На полях сражений основной задачей священнослужителей можно назвать воодушевление личного состава, причем для ее выполнения многие были вынуждены находиться на передовой, рискуя жизнью, но продолжая исполнять долг и тем самым влияя на исход столкновений.
В то же самое время пресса наполнилась сообщениями о действиях священников на фронтах Первой мировой. В результате в прессе сформировался определенный образ "героев-священников", который составлял существенную часть символического пространства

Collapse )

Проханов: канонизировать Сталина!

Возможно, очень хорошо, что в настоящее время многие общественники начали задумываться о том, что России просто необходима некая идеология, нравственные ориентицы, национальная идея, которая бы скрепляла бы общество воедино, а также создавала сверхсмыслы для дальнейшего движения вперед. Решить эту задачу пытаются многие - от известных общественных деятелей до  амбициозных студентов. Среди подобных можно назвать "Изборский клуб", который объединил ряд консервативных мыслителей от весьма приличного и интересного М. Делягина до городского сумасшедшего общероссийского размаха А. Дугина. На этом фоне особенно выделяет А. Проханов - известный публицист и писатель. Как любого человека творческого, полет фантазии уводит его весьма далеко, ниспровергая на слушателя грады причудливых положений и тезисов, сшитых смесью фантазий и топорной логикой.
Вот, например, на выступлении в Ульяновске (куда клуб пригласил местный губернатор, который, видно, тем самым пытается заигрывать с патриотами, возможно, стремясь использовать их как лоббистский ресурс для развития авиационной промышленности, а их воззрения - как основу для региональной культурной политики, которая не только "скрепит область воедино", но и повысит рейтинг первого лица региона) он произнес буквально следующее:

Наша церковь готова праздновать красную Победу 1945 года как религиозный праздник. Ведь что произошло во время войны? Уже в первые
дни в восхитительной грозной песне, от которой слёзы на глазах —  "Священная война" — война названа священной. И если война священная, то и победа в этой войне тоже священна. А если война и Победа священны, то и люди, которые одержали эту победу, тоже являются причастными святости. Возможно, они являются и святыми.
30 миллионов наших людей, погибших на этой войне, являются христовой жертвой. Потому что это была не просто война за пространство, за идеологию, за геополитическую доминанту. Это была война глубинно-религиозная, глубинно-космогоническая — война, в которой столкнулись две метафизические, онтологические силы: силы божественного Света и силы тьмы. Их схватка, их страшная битва потребовала от нашей Родины гигантских жертв. Если бы эти жертвы не были принесены, куда бы сегодня устремилось человечество? И если бы Господь не принёс в жертву своего Сына на Голгофе, куда бы устремилось человечество? В какой Содом, в какую тьму, в какую адскую реальность? Поэтому все миллионы наших соотечественников, погибших на войне — это святомученики. И если это так, то командиры взводов, отделений, рот, полков, командиры фронтов, командиры армий являются причастными святости. Поэтому мы видим — конечно, не канонические, вызывающие иногда возмущения и протест наших иерархов — иконы, на которых изображён генералиссимус Сталин. Значит, есть ощущение того, что эта личность была причастна к мистической Победе. И, как знать, как пройдут дальнейшие канонизации, кто окажется в сонме православных святых через 10-20 или более лет? Может, и возникнет такая икона, на которой вокруг головы Иосифа Сталина будет кружиться золотой нимб?


Увы, и ах. Хочется сказать множество едких слов по поводу подобных представлений, но удержусь - умный и сам поймет. Чем-то напоминает мне эпоху Первой мировой войны, когда в августе 1914 г. чуть ли не каждое патриотическое издание писало о священности начавшейся войны. Сравним. «Война – имя высшего зла, высшего ужаса, оплетенное столькими проклятиями и скорбными плачами, становится Божьим служением…. И надеется смятенная душа, изнемогающая среди налетевших вихрей, что как когда-то Сын Божий победил смерть, «смертью смерть поправ», так и мы, покорные Высшей воле, вступаем в последнюю битву на земле, «войной войну поправ», - писал публицист Ю. Шамурин в 1914 г. Или же известный искусствовед барон Н.Н. Врангель писал: «Мне думается, что грядущая война, в которой все великие державы примут участие, - разрешение вековечного вопроса о борьбе двух начал: Божеского и человеческого. Первое начало – это дух творчества, нравственного подъема, искры, вспыхивающей и потухающей, т.е. всего, что дала нам старая, позавчерашняя культура. Человеческое начало – это вчера, это основа германской расы, это «подлый немец», которого все уважают, но никто не любит, это тот дух закономерности, порядка, логики и ума, который почитался еще вчера основой благополучия людей»

Можно при желании привести и другие отрывки. Однако все же между "православным" 1914 г. и эзотерико-языческим 2013 г. есть большая разница. Например, что в 1914 г. таким образом осмысляли текущие события и в этом была высокая доля прагматики, связанная с мобилизацией общества на войну; здесь же мы таким образом занимаемся очередным переписыванием истории с ненаучных, и даже с нехристианских (может, эзотерико-языческих?) позиций. Есть разница и между распиаренным Прохановым и позабытым Шамуриным, а также Врангелем. Последние, будучи все же людьми, как минимум знающими православие, не ударялись в вульгарное язычество, не приписывали напрямую святость (или же причастность к ней) солдатам и офицерам. Все же в религиозной философии и традиции святость подразумевает особые нравственные (!), духовные подвиги, а святыми называют тех людей, которые дальше остальных смогли приблизиться к Богу. О нравственности Проханов как-то забывает - она вообще не очень его интересует на протяжении всего выступления: просто не актуально.

Но оставим христианскую теологию и дадим возможность специалистам-теологам судить о словах Проханова и возможности канонизации Сталина. Меня настораживает другое. А именно то, что подобные люди, бацающие с трибуны такие, мягко скажем, перлы, прельщающие разве что православных сталинистов, обладают в общем немалыми ресурсами и берутся разработать идеологию (указав тем самым, что и как кому надо делать). При этом особое возмущение вызывает их мифологизированное восприятие реальности, т.е. нерасчлененное, ненаучное, идеологизированное, подчиненное лишь одной идее величия государства. Также обратим внимание и на то, что с какой небрежностью сам Проханов относится к истории и памяти о ней, при этом все же призывая к историческому примирению. Ему не нужна история, ему нужен миф. И миф определенного свойства: не просто патриотический, а государственнический (причем в самых убогих формах, отвергающих какое-либо сомнение). Явная алогичность подобных воззрений имеет внутреннюю логику, а именно - любовь к сильному государству, когда в качестве положительных примеров одинаково оказывается и монархия, и сталинская Россиия; когда очень уж хочется объединить и то, и другие, консолидировав на своей основе (а здесь уже появляется прагматическая политика, хоть и популистического толка) широкие круги разномастных правых и националистов.
Не знаю, что будет дальше с Изборским клубом (отмечу все же: инициатива замечательная, и их стремление найти национальную идею и духовные основы поддерживаю, равно как и ряд входящих в его состав деятелей), но убежден в одном: если подобный примитивизм возобладает, то это станет первым шагом на пути выхода из современного постмодерна (общества, где все социальное - лишь игра, а любая истина - относительна, а потому - можно все, если очень хочется) не в какой-либо новый модерн (общество, где в основу положен человек рациональный, изменяющий мир благодаря науке и знаниям), а в новое средневековье.