Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Здравствуй, уважаемый посетитель!

Добро пожаловать в мой ЖЖ!
Будучи человеком, который полагает, что общение в социальных сетях не должно быть анонимным (ибо каждый из нас должен отвечать за каждое произнесенное или написанное слово), представлюсь сразу: зовут меня Константин Пахалюк.
Этот журнал, который я начал вести сравнительно недавно (в начале 2011 г.), посвящен, преимущественно, трем темам:
1) Первая мировая война. В общем, мое внимание могут привлечь различные аспекты (и ни один замеченный мною пост на эту тему не окажется непрочтенным), однако мой научный интерес сосредоточен на следующем:
- боевые действия на Северо-Западном фронте (в первую очередь в моей любимой Восточной Пруссии);
- героизм русских воинов (под эту тему я создал сайт "Герои Первой мировой"(hero1914.com) - милости просим всех желающих);
- политические и экономические процессы в России;
- российский общественно-политический дискурс 1914 - 1917 гг. (особенно интересует идеологическая политика и пропаганда, а также то, что в когнитивной науке называется "бессознательными идеологиями");
- отношения России с союзниками.
По Первой мировой войне у меня опубликован ряд научных и научно-популярных статей (большинство из них имеются в электоронном доступе)
Collapse )

2) политические процессы в России. Именно на эту тему в ближайшее время будет написано большинство постов в этом ЖЖ. Хотя я регулярно слежу за событиями в политической, экономической и социальной сферах, а также за внешнеполитическим курсом нашей страны, мой научный интерес прикован к следующим темам:
- трансформация политических институтов;
- политические элиты России (особенно - политические кланы, группы, коалиции, изменение соотношений и позиций, их ресурсы);
- публичный общественно-политический дискурс. Именно эта тема вызывает у меня наиболее жгучий интерес, особенно то, что называется "бессознательными идеологиями" (или же когнитивными основами мышления). Неудивительно, что внимательно я отношусь к попыткам создания общероссийской идеологии, а также (на стыке интереса к истории и политическому) - исторической политике.
Методологически я работаю на стыках следующих подходов: институциональный анализ, системный анализ, когнитивный анализ, дискурс-анализ, сетевой анализ.

3) мировая политика. На эту тему также будут появляться отдельные посты. В первую очередь меня интересуют глобальные тенденции, вопросы глобального лидерства, а также проблемы национальной безопасности США (сами американцы включают сюда военную безопасность, международную безопасность, экономическую безопасность, внутреннюю безопасность - так что тема получается очень и очень широкая).
Collapse )

Если же говорить о более общих вещах (а я убежден, что каждый человек должен стремиться искать ответы на "Большие", "Вечные", "Глубинные" вопросы), меня интересуют такие проблемы, как: каким образом устроено наше мышление (и чем оно ограничено)? как соотносится то, что мы думаем, и что есть на самом деле? что такое процесс управления и насколько мы можем чем-то управлять? что нас ждет после эпохи постмодерна?
И если наши сферы интересного пересекаются - это более чем весомое основание для взаимного "френдинга". Порою я сам просматриваю различные журналы и добавляю в друзья понравившиеся. Как правило, ленту друзей я читаю часто (и буду делать это еще чаще ввиду научного интереса к общественно-политическому дискурсу), однако далеко не всегда оставляю комментарии. Вполне возможно, если мне удастся написать ряд запланированных статей, то там может промелькнуть ссылка и на Ваш ЖЖ)))
А вообще всегда рад общению и дискуссиям!
P.S. Важное замечание: я готов к любой критике, но за повторяющееся хамство - бан без предупреждения.

Сериал «Игра престолов», политическая конспирология и политика памяти

Немного интеллектуальной провокации. Написал статью по "горячим следам" про "Игру Престолов", подвергнув ее политическому анализу. Если кратко:
1. Сериал популярен во всем мире, только 7-й сезон скачали миллиард раз - значит это надо анализировать.
2. То, что показано как политика - политикой в действительности не является. Сюжет построен на конспирологическом восприятии политики, сведенной до уровня заговоров. Сценаристы и не скрывали это, говоря, что хотели переложить сериал про мафию "Клан Сопрано" на языке фэнтези. Но важно то, что миллионы людей не заметили подмены (мафиозные отношения представлены как политические). Тем самым сценаристы уловили особенности восприятия политики глобальным зрителем.
3. Многие ученые, эксперты начали в серьез видеть в "Игре Престолов" аналог нашего мира, даже использовать сериал в образовательных целях. А испанские левопопулисты Подемос, успешно выступающие на выборах, напрямую заимствовали образы в рамках пиар-компании. Это говорит о деградации существующего политического языка, когда уже реальный мир воспринимается сквозь призму сказки. Зачем говорить лицемерными штампами или заумными словами, если можно использовать популярный сериал?
3. Различные образы (одежда, оружие, замки и пр.), отсылающие к европейскому средневековью, придают выдумке эффект достоверности. Они служат кодом, используемым для формирования и развертывания сюжета. Речь идет об игре между знаками исторических реалий и откровенной фантазией, стирающей в итоге границу между ними. Перед нами особый способ публичного воспроизводства истории, отличный от традиционных приемов «public history».
4. Сериал остро показывает идейное бессилие глобальной культурной элиты. Конец сериала должен был дать ответ: чем же закончится гражданская война и на чем будет основано единство Семи королевств. То есть если наш мир такой жестокий и ужасный, то каков же выход? Казалось бы, в жанре фэнтези вы вольны придумать все, что угодно. Но нет, сценаристы отмели все варианты, связанные с насилием, богатством, знатностью, демократией и предложили весьма неубедительный ответ: общее историческое прошлое.
===============================
Поскольку текст статьи слишком большой для ЖЖ - ниже отдельные абзацы, а полностью можно прочитать по ссылке

Collapse )

«Исторический аргумент» и моральное обоснование российской внешней политики

Предлагаю вниманию и обсуждению свою статью, посвященную поиску ответу на вопрос: почему с 2014 г. российское внешнеполитическое ведомство все больше на уровне риторики уделяет внимание истории? Что за этим стоит. Я сосредоточиваюсь пока (но только пока) на изучении собственно внешнеполитического дискурса и выявлении той "картины мира", которая стоит за ним. Мой общий ответ заключается в том, что апелляция к прошлому - это единственно моральное обоснование желаемого ведущего места в мире. Статья вышла в журнале "Политическая наука" (pdf на Academia), кто не зарегистрирован там может ознакомиться с нею на сайте Российского совета по международным делам.
Ниже некоторые выдержки:
"Историческое прошлое выступает в роли трансценденции, того возвышенного, которое сообщается международной повестке посредством различных практик апелляции от словесного упоминания до участия политиков в церемониях у мемориалов. Тем самым происходит квазиценностная легитимация проводимого внешнеполитического курса. Впрочем, существует важная особенность обращения к истории в контексте российской внешней политики. Например, в странах зарубежной Европы обращение к прошлому направлено на укрепление определенных ценностей, например, демократии и права человека. Тем самым выстраивается связь между а) актуальной политической повесткой б) событиями прошлого и в) связующими ценностями. Вот это ценностное звено, к сожалению, как мы покажем ниже, нередко выпадает из российской внешнеполитической риторики. Историческое прошлое видится как нечто объективное и самодостаточное, способное само по себе возвещать о значимости роли России на международной арене"
***

Collapse )



Мягкая сила и политика памяти в контексте внешней политики современной России: точки пересечения

Тезисы моего доклада про "мягкую силу" России выложили на сайте Алтайской школы политических исследований. Кратко критикую само понятие "мягкой силы" (эвфемизм для гегемонии), очерчиваю функции ист. памяти в МО и то, что на этом поле делает Россия. Ключевое значение имеет связка между обращением к прошлому и моральным обоснованием внешней политики. В виду рамок (не более 12 тыс. знаков) - все общими мазками и ключевыми тезисами.
***
Цель нашего доклада заключается в том, чтобы, кратко очертив особенности восприятия «мягкой силы» в России и прагматику обращения к прошлому в контексте современных международных отношений, подробнее остановиться на формах использования российской внешней политикой «исторического аргумента».

В общественно-политический дискурс России понятие «мягкой силы» стало активно входить после августовских событий 2008 г., когда победа российских войск была сильно сглажена поражением на глобальном медийном поле. Это заставило трансформировать существовавшую систему информационной политики, ориентированную на зарубежную аудиторию. Реформы сопровождались попытками сменить концептуальный словарь. Однако многие политики и эксперты фактически использовали «мягкую силу» как эвфемизм менее респектабельной, но более привычной пропаганды. Причем сама проблематика по-прежнему концептуализировалась в рамках когнитивной метафоры «войны»: существует глобальный информационный фронт, на котором Россия различными методами должна отстаивать свои позиции. Подобное понимание «мягкой силы», преобладающее за пределами научного дискурса, сильно контрастирует с воззрениями автора этого термина американского политолога Дж. Ная, который в начале 1990-х гг. пытался обозначить несиловые методы сохранения США доминирующего положения в мире. «Пальма первенства» была отдана идее лидерства, основанном на моральном приоритете и умении предложить всем остальным странам определенную модель развития [1]. Безусловно, речь идет о более сложных вещах, нежели информационно-идеологическом воздействии и убеждении других в собственной правоте. Ирония заключается еще и в том, что феномены, которые осмысляются теоретиками «мягкой силы», являются неновыми в международных отношениях [2], равным образом и само понятие в научном дискурсе де факто было эвфемизмом, призванным оправдать гегемонию США в мировой системе. Безусловно, Дж. Най оказался далеко не первым, кто поставил вопрос о соотношения принуждения и убеждения на мировой арене (см.: [3]).

Collapse )

Моя статья - "Первая мировая война и память о ней в современной России "

Недавно в уважаемом издании "Неприкосновенный запас" вышла моя обзорная статья о памяти о Первой мировой в России. Конечно, ввиду ограниченного объема многие вещи пришлось сокращать, они войдут в другие материалы. Основной задачей видел "подвести итоги" мероприятий к 100-летию ПМВ
Буду рад откликам и коментариям, в том числе критическим.
Ниже публикую отдельные вырезки

Немного про советский документальный кинематограф

Collapse )



Проблемы мышления молодежи)))

Социальные сети - кладезь для анализа современного мышления. И сколько бы у нас не было либералов, я скажу одно: все они государственники, ибо ставят именнно его (в позитивном или негативном ключе - неважно) на первое место.

Вот один мой знакомый у себя на странице задался вопросом: " На первом канале акция помощи пострадавшим от наводнения. Ну ок, российские власти несут прямую ответственность за то, что люди на Дальнем Востоке сейчас страдают, но деньги им на помощь собирают со всей страны, с простых людей. Мою маму, например, в принудительном порядке заставили пожертвовать заработок за один трудовой день. Суть не в том, что жалко денег и не хочется помогать. Суть в том, что сколько можно платить за проколы государства? (выделено мною - kap)". Я молчу, о той жесткой дихотомии "государство" - "общество", которая доходит до антоганизма.  Вопрос не в этом. На мой скромный вопрос, а причем здесь государство, разве оно вызвало наводнение, я получил шикарный ответ от одной барышни:" А зачем строить город там, где заведомо есть угроза наводнения? Страна что ль маленькая?" Самое забавное в том, что эта девушка является выпускницей РУДН (вроде бы не самый плохой вуз) и работает - внимание! - в научном учреждении (слава Богу, не гуманитарном). Да, это и есть тот самый "электорат Навального". Слава Богу, политических записей в ее Фейсбуке я не обнаружил)

Основания политики национальной безопасности США при Дж.У.Буше (идеология, концепции, приоритеты Ч.3

Продолжаю выкладывать в ЖЖ статью
Основания политики национальной безопасности США при Дж. У. Буше (идеология, концепция, приоритеты) // Ретроспектива. Всемирная история глазами молодых исследователей: сб. науч. ст. Вып. 7. Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2013. С. 59-68.
Часть 1
Часть 2


Collapse )

"Бедный" русский язык

Знаете, почему мне, как политологу-международнику, больше нравятся англоязычные тексты по моей специальности? Их простотой. Именно этим довольно простым, ясным языком выражаются мысли как скудные и куцые, так и великие, может даже, гениальные. У нас же, в России, все не так. Несмотря на все богатства русского языка, пользоваться ими мы уже не умеем. Язык наших политологов и международников тяжелый, путанный, тяжеловесный, через который надо продираться, как через джунгли, чтобы понять смысл. Читая большинство работ по международной и политической тематике, всегда ужасаюсь косноязычию, идущему от засилья "англицизмов". Самый яркий пример - глагол "канализировать" в применении к социальным процессам (например, "канализировать протестную активность"). Встречая его обильно не только в журналистских, но и научных текстах, я сразу понимаю: автор слишком много читает по-английски. Глагол to channel в данном контексте имеет значение "направить", "ограничить", что восходит к метафоре канала, который ограничивает и направляет поток воды. Наши же «политологи» и журналюшки поступают очень убого с точки зрения искусства перевода: они калькируют это слово, и в результате они приобретает уже наши, русские, коннотации (теряя изначальные, понятие знатокам английского). И хочется в этом увидеть тонкий юмор: когда пишется, что власти пытаются канализировать социальные протесты, то автор намекает, что они просто сливают их в унитаз.
Однако юмора здесь нет. Только печаль и разочарование. Разочарование от слишком большого увлечения западной литературой; разочарование от неумения (нежелания?) подбирать благозвучные русскому языку эквиваленты (или придумывать новые). И кажется, что за тяжестью языка наших политологов стоит не столько безграмотность, сколько подспудное желание таким образом скрыть скудость их мысли, прикрыть сложными фразами (которые не каждый профессионал-то поймет) свои весьма тривиальные взгляды и отсутствие научного полета мысли. Вообще какого-либо полета. И порою - даже мысли. Я в жизни не встречал еще ни одного действительно умного человека, который не мог бы объяснить сложные вещи на относительно простом языке. Кстати, здесь же берет начало такая проблема, как ужаснейшая путаница с терминами, о чем я уже начинал писать ранее.
И самое страшное дело даже не в том, что подобное мешает развитию политологии как науки. Страшно другое. Тот, кто контролирует язык, контролирует мышление. Истина, однако-с. Каждый язык имеет собственные категории разделения, описания, анализа реальности, основан на собственных концептуальных метафорах и когнитивных схемах. Сейчас доминирует в мире Америка, и их языком стараются пользоваться все.  Да, конечно, ныне невозможно заниматься политологией и международными отношениями, если Вы хотя бы немножко не американист. Да, если Вы хотите понять США, то нужно знать английский. Но это вовсе не повод для того, чтобы подобным образом засорять язык русский, воровать из американской научной литературы аналитические категории и без изменений, без задней мысли переносить их на российскую почву. Итогом становится, как правило, нелепица, основанная на псевдонаучном языке, который мешает, а не помогает познавать действительность. Я вовсе не против заимствований как таковых, часто они бывают необходимы. Но используемый политологами и международниками профессиональный язык в первую очередь все же должен строиться на основе языка русского и быть понятным любому образованному слушателю.

Как не поддаться манипуляции СМИ: краткий ликбез

О том, как нами манипулируют СМИ, пишут многие. Немало и тех, кто пытается изучить способы манипуляции. На эту тему в последнее время защищена не одна кандидатская диссертация, однако основной посыл всех таких исследований один: найти лучшие способы манипулирования (думаю, о причинах подобного писать не стоит). Но будучи по другую сторону баррикад, мне важно другое: каким образом выследить эти манипуляции (идущие либо от злого умысла, либо от глупости самих журналистов) и не попасться на всевозможные уловки.

Полностью сделать это, думаю, невозможно - и даже самый профессиональный аналитик рискует попасть на те или иные хитрые уловки. Ниже я опишу ряд методик, позволяющих не стать добычей хищников-от-сми (или же журналистской глупости). Это – не исчерпывающий перечень, лишь 11 моментов, на которые стоит обращать внимание и учитывать в прикладном анализе.

Collapse )

Если кому интересно такое явление, как общественно-политический дискурс, отдельные примеры манипуляций и общие наблюдения, то отсылаю к ряду прежних постов:
Что такое демократия (от манипуляции к теории)?
Продажные российские газеты поносят власть: или мониторинг одного дня
Российские газеты: кто лучше?
Идеологизация истории как борьба с фальсификацией

Метафоричность сознания: как метафоры работают?

О том, что наше сознание работает через метафоры, давно еще писали такие исследователи как Лакофф и Джонсон ("Метафоры, которыми мы живем"). Абстрактные, сложные вещи мы склонны осмыслять в рамках других, более привычных терминов. Например, метафора "спор есть война" (она может находить выражение по-разному: "я защищал свою позицию", "я разгромил его аргументы" и пр.). То, как "работают" метафоры в общественном созании, занимается такая наука, как когнитивная лингвистика (конечно, этим не ограничивается), а также политическая лингвистика, если речь идет о политической метафоре в общественно-политическом дискурсе.
Вместе с тем в отечественной общественной науке эта тема исследована далеко не полностью. Лишь немногие работы действительно показывают действительное функционирование метафор в осмыслении политического (как они структурируют восприятие). Одной из блестящих работ на эту тему можно признать исследование С. Эрлиха "Метафора мятежа" (СПб, 2009), где на основе публицистических матералов за 2002-2007 гг. исследовано функционирование метафоры декабристов. Сначала "разгон" НТВ породил восприятие этих событий в этой метафоре. Затем уже Ходорковский сознательно использовал ее для создания собственного имиджа "героя-оппозиционера". В дальнейшем декабристские ассоциации возникали с деятельностью НБП (однако Лимонов по идеологическим причинам отказался от ее использования, тем самым проиграв символическую войну) и "Маршами несогласных". В книге прекрасно продемонстрировано на огромном массиве источников как эта метафора вошла в общественно-политический дискурс, как структурировала общественные дискуссии и как власти (по средством исторической политики) занялись дискредитацией метафоры, разрушая позитивный образ декабристов. Исследование материалов ЖЖ и различных форумов показало, что они весьма серьезно преуспели. Конечно, в исследовании есть и некоторые недостатки, которые вряд ли можно признать очень существенными: автор не вписывает (даже в общих чертах) метафору декабристов в общее символическое поле (и современный дискурс); он не производит спецификацию использования метафоры различными политическими силами.
Вместе с тем исследование достойно внимания любого, кто хочет понять то, как работает символическое пространство.