Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Здравствуй, уважаемый посетитель!

Добро пожаловать в мой ЖЖ!
Будучи человеком, который полагает, что общение в социальных сетях не должно быть анонимным (ибо каждый из нас должен отвечать за каждое произнесенное или написанное слово), представлюсь сразу: зовут меня Константин Пахалюк.
Этот журнал, который я начал вести сравнительно недавно (в начале 2011 г.), посвящен, преимущественно, трем темам:
1) Первая мировая война. В общем, мое внимание могут привлечь различные аспекты (и ни один замеченный мною пост на эту тему не окажется непрочтенным), однако мой научный интерес сосредоточен на следующем:
- боевые действия на Северо-Западном фронте (в первую очередь в моей любимой Восточной Пруссии);
- героизм русских воинов (под эту тему я создал сайт "Герои Первой мировой"(hero1914.com) - милости просим всех желающих);
- политические и экономические процессы в России;
- российский общественно-политический дискурс 1914 - 1917 гг. (особенно интересует идеологическая политика и пропаганда, а также то, что в когнитивной науке называется "бессознательными идеологиями");
- отношения России с союзниками.
По Первой мировой войне у меня опубликован ряд научных и научно-популярных статей (большинство из них имеются в электоронном доступе)
Collapse )

2) политические процессы в России. Именно на эту тему в ближайшее время будет написано большинство постов в этом ЖЖ. Хотя я регулярно слежу за событиями в политической, экономической и социальной сферах, а также за внешнеполитическим курсом нашей страны, мой научный интерес прикован к следующим темам:
- трансформация политических институтов;
- политические элиты России (особенно - политические кланы, группы, коалиции, изменение соотношений и позиций, их ресурсы);
- публичный общественно-политический дискурс. Именно эта тема вызывает у меня наиболее жгучий интерес, особенно то, что называется "бессознательными идеологиями" (или же когнитивными основами мышления). Неудивительно, что внимательно я отношусь к попыткам создания общероссийской идеологии, а также (на стыке интереса к истории и политическому) - исторической политике.
Методологически я работаю на стыках следующих подходов: институциональный анализ, системный анализ, когнитивный анализ, дискурс-анализ, сетевой анализ.

3) мировая политика. На эту тему также будут появляться отдельные посты. В первую очередь меня интересуют глобальные тенденции, вопросы глобального лидерства, а также проблемы национальной безопасности США (сами американцы включают сюда военную безопасность, международную безопасность, экономическую безопасность, внутреннюю безопасность - так что тема получается очень и очень широкая).
Collapse )

Если же говорить о более общих вещах (а я убежден, что каждый человек должен стремиться искать ответы на "Большие", "Вечные", "Глубинные" вопросы), меня интересуют такие проблемы, как: каким образом устроено наше мышление (и чем оно ограничено)? как соотносится то, что мы думаем, и что есть на самом деле? что такое процесс управления и насколько мы можем чем-то управлять? что нас ждет после эпохи постмодерна?
И если наши сферы интересного пересекаются - это более чем весомое основание для взаимного "френдинга". Порою я сам просматриваю различные журналы и добавляю в друзья понравившиеся. Как правило, ленту друзей я читаю часто (и буду делать это еще чаще ввиду научного интереса к общественно-политическому дискурсу), однако далеко не всегда оставляю комментарии. Вполне возможно, если мне удастся написать ряд запланированных статей, то там может промелькнуть ссылка и на Ваш ЖЖ)))
А вообще всегда рад общению и дискуссиям!
P.S. Важное замечание: я готов к любой критике, но за повторяющееся хамство - бан без предупреждения.

Издательство Lambert - а не хера?

Неожиданно для себя обнаружил один очень странный каталог "Люблю книги", где вперемешку книги на разных языках мира, а цена - от 50 евро (в среднем). Чуть разобравшись, понял, что речь идет о его одном "недо"-маркетинговом ходе пресно известного международного издательства Lambert Academic Publishing, которое еще два года назад предлагало мне расширить статью по Восточно-Прусской операции до монографии.
Для тех, кто не знает, поясню. Судя по найденной информации, действительно, это международная компания (из Германии). Она действительно, издает книги бесплатно. Правда, тиражом в 1 (один) экз. (для автора). Без редактуры. Без корректуры. На основе присланного pdf-макета. Обложку также "составляет" автор (все по шаблону). Все остальное - печать по требованию (ну типа человек делает заказ в электронном каталоге, ему книгу печатают и отсылают). Наименовать сие чудо глобализации издательством даже язык не поворачивается. Скорее, печатная контора. Нужна ли такая публикация? Не думаю: ибо нормальные люди знают, что это за фирма; ибо Ваши авторские права передаются издательству, а стоимость книги - запредельная, так что никто ее не купит.
По Первой мировой столкнулся, кстати, с 34 названиями различных работ. В большинстве, это тексты кандидатских работ (кои можно на 500р. скачать с диссертата) или то, что уже было когда-то опубликовано. С удивлением обнаружил работу И. Беловой по провинциям в годы Первой мировой (выходила несколько лет назад в АИРО XXI, pdf даже висел некоторое время на сайте Ассоциации историков 1-й МВ), а также не самое глубокое исследование по казачеству В. Трута (лет 8 назад также печаталось, кажется, в Эксмо-пресс). Из всего представленного заинтересовала лишь монография С. Нелиповича по Восточно-Прусской операции, но выкладывать более 2500 р. за 140 стр. известного мне автора (чья статья по этой теме свободно лежит в Инете) не очень хочется (Хотя если бы цена стояла 200-300 р., то тогда, думаю, в России система "печать по заказу" оправдала себя, а LAP снискал бы действительную славу).
В итоге, получается, что с точки зрения продвижения науки издательство "работает" впустую: продается изданное дорого (а вот авторские права уходят за границу), известных авторов - единицы, и даже ozon.ru, где я часто заказываю книги, не выдает ни одного названия. Как бы сие издательство печатную контору не защищали  на некоторых форумах, это реальная машина тщеславия, работающая лишь на то, что автор захочет "со скидкой" (т.е. за 20-25 евро) выкупить еще несколько своих экземпляров. Даже "всеядное" УРСС работает намного лучше: пусть там полиграфия не очень, зато книги доступны во всех центральных магазинах (меня лично вообще технические характеристики не волнуют).
Однако интересно другое: несмотря на то, что никакого пиара это издательство не дает, оно довольно популярно и активно. Так, с удивлением обнаружил, что весьма значительное число преподавателей НИУ ВШЭ загубили свои исследования здесь. Все же в МГИМО, кажется, никто не соизволил "опуститься" до такого уровня. Однако все же в последнее время нередко приходилось видеть в списках публикаций (и ни разу - в ссылках научных работ) монографии этого германского принтера. Некоторые вузы даже гордятся тем, что их "уважаемые товарищи" были опубликованы немцами. Думаю, все это  лишний раз свидетельствует о болезненном состоянии нашего научного сообщества. Назову четыре основных симптома, которые заставляют людей слать работы в LAP:
- слабое представление о зарубежных издательствах в целом (отдающая наивностью вера, что если уж кто-то назвался издательством, то будет работать не хуже наших контор, а скорее, лучше - ведь это же Германия);
- стремление к формальным статусам (попросту - тщеславие), когда важно не быть, а слыть;
- представление, будто "Запад - это круто", а потому издание книги аж в целой Германии с появлением в каталогах аж на Амазоне, это действительно +100000 к научной карьере. Некоторые подобные "ученые" развели на ряде форумов высоко интеллектуальную беседу срач, что таким образом обходят "бюрократов-от-науки", хотя в действительности, я думаю, отправляют свои идеи в небытие;
- выхолащивание научной деятельности в России до погони за "количественными" критериями: в случае, если вуз оценивает высоко (по внутренним параметрам) публикацию монографии в международном издательстве, то LAP - это лучший выход. Дейсвительно, состряпал сам, что угодон. Отослал им, они прислали распечатку книгу (даже с ISBN) - и твоя зарплата выросла на глазах (главное, чтобы престарелое начальство не понимало). Даже статья на первой странице сайта может появиться о великих научных достижениях: ведь Само Германское Издательство Соизволила Опубликовать Великие Труды Российского Ученого.

"Бедный" русский язык

Знаете, почему мне, как политологу-международнику, больше нравятся англоязычные тексты по моей специальности? Их простотой. Именно этим довольно простым, ясным языком выражаются мысли как скудные и куцые, так и великие, может даже, гениальные. У нас же, в России, все не так. Несмотря на все богатства русского языка, пользоваться ими мы уже не умеем. Язык наших политологов и международников тяжелый, путанный, тяжеловесный, через который надо продираться, как через джунгли, чтобы понять смысл. Читая большинство работ по международной и политической тематике, всегда ужасаюсь косноязычию, идущему от засилья "англицизмов". Самый яркий пример - глагол "канализировать" в применении к социальным процессам (например, "канализировать протестную активность"). Встречая его обильно не только в журналистских, но и научных текстах, я сразу понимаю: автор слишком много читает по-английски. Глагол to channel в данном контексте имеет значение "направить", "ограничить", что восходит к метафоре канала, который ограничивает и направляет поток воды. Наши же «политологи» и журналюшки поступают очень убого с точки зрения искусства перевода: они калькируют это слово, и в результате они приобретает уже наши, русские, коннотации (теряя изначальные, понятие знатокам английского). И хочется в этом увидеть тонкий юмор: когда пишется, что власти пытаются канализировать социальные протесты, то автор намекает, что они просто сливают их в унитаз.
Однако юмора здесь нет. Только печаль и разочарование. Разочарование от слишком большого увлечения западной литературой; разочарование от неумения (нежелания?) подбирать благозвучные русскому языку эквиваленты (или придумывать новые). И кажется, что за тяжестью языка наших политологов стоит не столько безграмотность, сколько подспудное желание таким образом скрыть скудость их мысли, прикрыть сложными фразами (которые не каждый профессионал-то поймет) свои весьма тривиальные взгляды и отсутствие научного полета мысли. Вообще какого-либо полета. И порою - даже мысли. Я в жизни не встречал еще ни одного действительно умного человека, который не мог бы объяснить сложные вещи на относительно простом языке. Кстати, здесь же берет начало такая проблема, как ужаснейшая путаница с терминами, о чем я уже начинал писать ранее.
И самое страшное дело даже не в том, что подобное мешает развитию политологии как науки. Страшно другое. Тот, кто контролирует язык, контролирует мышление. Истина, однако-с. Каждый язык имеет собственные категории разделения, описания, анализа реальности, основан на собственных концептуальных метафорах и когнитивных схемах. Сейчас доминирует в мире Америка, и их языком стараются пользоваться все.  Да, конечно, ныне невозможно заниматься политологией и международными отношениями, если Вы хотя бы немножко не американист. Да, если Вы хотите понять США, то нужно знать английский. Но это вовсе не повод для того, чтобы подобным образом засорять язык русский, воровать из американской научной литературы аналитические категории и без изменений, без задней мысли переносить их на российскую почву. Итогом становится, как правило, нелепица, основанная на псевдонаучном языке, который мешает, а не помогает познавать действительность. Я вовсе не против заимствований как таковых, часто они бывают необходимы. Но используемый политологами и международниками профессиональный язык в первую очередь все же должен строиться на основе языка русского и быть понятным любому образованному слушателю.

Немного о современной " научной псевдонауке": зачем вообще писать такое?

Просматриваю статьи из ВАКовского журнала "Власть" (издается Институтом социологии РАН - вроде бы не самое последнее заведение в нашей стране). Журнал приличный, публикуют там авторов известных в научных кругах - так что читать в общем-то советую (например, в этом номере особый интерес у меня вызвала статья известного мэтра российской политологии Е. Шестопал по восприятию российских лидеров после выборов 2012 г.). Но некоторые материалы у меня вызвали раздражение. Конечно, дурная овца стада не испортит, но вот подобных дурных овец в общем стаде российских общественных наук развелось очень и очень много (особенно если читать региональные "вестники" провинциальных университетов).
Вот читаю №12 за 2012 г. Статья Н. Баранец, Э. Линькова Политика советской власти по подготовке идеологов в СССР в 1920-е гг. (кстати, сами авторы из Ульяновска). В ней дается очень краткий обзор того, что пишут и писали об идеологии. Затем авторы "уходят" в российскую тематику. Попутно напомню, что статья подготовлена в рамках гранта РГНФ (т.е. авторы за это и деньги получили). Перехожу сразу к выводам, которые сформулировали исследователи (видимо, научный руководитель со своей аспиранткой). Их немного, всего - три, но зато какие!
Во-первых, стремление освободить общество от «идеологических пут» является всего лишь замаскированной попыткой распространения идеологии либерализма, базирующейся на прежних идеологических установках, облаченных в более приятные для общественности одежды. Во-вторых, идеология является неотъемлемой частью государственной стабильности, отсутствие идеологических ориентиров ведет к подрыву общенациональных ценностей, дезориентации человека в социуме. В-третьих, в современной России происходит явная реидеологизация общественной жизни, усматривается необходимость в выработке идеологии, способной выступить консолидирующим фактором в становлении новой российской государственности.
Молчу я о том, что процесс деидеологизации в современной России не всегда ведет именно к насаждению либеральных представлений. Не очень понятно, почему либерализм - это плохо, если он, как пишут исследователи, приятен обществу (да и с чего авторы это вообще взяли, что приятен!? Насколько я вижу, у нас в стране антилибералов гораздо больше). Дело не в этом. Скажите мне: хоть для кого-нибудь эти выводы показались новыми?! На каком общественно-политическом форуме Интернет-активисты не говорят то же самое!? Да в любой пивной, может и не такими словами, каждый второй пьяница после достаточной дозы "беленькой", смешанной с "коричневеньким" поведает вам все то же самое.  Сумели ли авторы расширить горизонты представления об обществе или или же они открыли секрет полишинеля?
Мне кажется, что нет. А тогда вопрос: а смысл вообще подобное публиковать!? Нет, в ЖЖ, в газете, в научно-популярном издании - всегда и пожалуйста. Но в ведущем научном издании? Я не говорю о том, чтобы сделать Великое и Гениальное Открытие, хотя бы - сказать хоть что-то новое, можно и просто "пересказать мир, не повторяя за другими" ((c) А. Гарридо, - для социальных наук - это норма, когда ученые ищут новые, более точные, емкие формулировки и концепты). Иногда кажется, что понятие научной новизны воспринимается нашими исследователями просто как некая необременительная формальность
Я пониманию, и научному руководителю, и тем более аспиранту ВАКовские публикации нужны. Но, во-первых, для этого есть целая серия региональных вузовских журналов, которые практически никем не читаемы (разве что авторами, их женами и тещами), и включены они в список ВАК лишь с единой целью - публикация опусов местных авторов с утилитарно-карьеристскими целями в системы высшего образования (т.е. для защиты), а во-вторых, если наука профанируется таким образом (написать кандидатскую для защиты, а степень получить для формального статуса), то разве стоит удивляться множеству скандалов с явно подложными диссертациями и публикациями в несуществующих журналах? Вот мы опять и выходим в мир символики постмодерна и симулякров: наука, увы, сама по себе многих не интересует; она - лишь поле для карьеры или получения дополнительных статусов, отсюда защита и публикации имеют лишь один смысл - выполнить определенные формальности для обретения необходимого звания.

Научна ли история?

Я люблю историю. Я занимаюсь ею: пишу и публикую статьи, монографии. Однако как любой человек, связанный с историей, я не могу поставить вопроса о ее научности, вернее, о научности российского мейнстрима истории.
Непонятно, что конкретно изучает история. Да, поступит классический ответ - исторический процесс. Замечательно, супер. А что это такое? Ах да, деятельность человека, наложенная на временную шкалу. И здесь возникает первая (и ключевая) сложность: существует ряд наук, которые занимаются изучением деятельности человека. Борьба за власть - политология, поведенческие аспекты - психология, хозяйствование - экономика, отношения на международной арене - международные отношения, борьба за власть - политология. Каждая из этих наук выработала собственную методологию, собственные теории, принципы. И тут выясняется, что классическому историку не остается места, ведь научно судить о политической борьбе в период Первой мировой в России должен политолог (это у нас в России сформулировано извращенное представление, что о борьбе за власть может судить каждая старушка и каждый пьяница под забором; на Западе политология получила именно научное развитие: с мощной теоретической и методологической базой, с порою даже гипер вниманием к математическим методам; с активным заимствованиям из смежных дисциплин; я уже молчу о том, что ряд политологов по образованию получили Нобелевские премии по экономике), изучать экономические основы крепостного права - экономист (или же политэкономист), и т.д. Фактически мы можем говорить об истории чего-то, об опрокидывании современных наук в прошлое. А что делать историку, который не владеет в полной мере методами ни одной из этих наук? Ответ по поводу синтеза и общей эволюции не звучат убедительно: междисциплинарка вещь непростая, для нее нужна еще и (!) мощная философская база. И очень часто в реальности получается, что история у нас в России превращается в творчество "очкастых дядек и тетек", которые вооружившись здравым смыслом, историческим подходом, критическим анализом документов, начали судить о прошлом. Особенно смешно, когда не обладая должным личным социальным опытом (в библиотеках и архивах его не наживешь), они "с плеча рубят" таких великих деятелей своих эпох, как Петр 1, Витте или Столыпин. Лишь немногие задумываются над тем, что они могут узнать, а что - нет; какие теоретические предпосылки надо использовать; какие методы они используют, что позволяют увидеть эти методы, а что - нет; где есть погрешность исследования и пр.
Конечно, у истории есть собственная методология. Правда, она не адекватна для проведения экономического, социологического или политического анализа. Тем более она не адекватна для анализа развития исторического процесса в целом. Да и вообще: многие ли профессиональные историки занимаются изучением именно исторического процесса. Абсолютное большинство концентрируеются на излюбленных узких темах, а как развивается исторический процесс им побоку.
Все исторические методы хороши лишь для одного: реконструкции событий. Фактически история превращается в набор фактов, прекрасную эмпирическую базу для других наук, не более. Да, историки пытаются искать причинно-следственные связи, но большинство делают это в рамках ненаучной нарративной логики: что было раньше - причина, что было потом - следствие. Плюс немного своих рассуждений на тему. Ничего сложного: вот и готова научная статья (или монография). Если написать что-нибудь интересное на облложке - можно и деньги сорвать.
Конечно, не все поступают так. Есть немало работ, которые написаны с действительным применением методов других наук, в итоге получаются серьезные исследования. Но таких единицы. Кстати, мне импонирует советская историческая школа, где история имела ряд прочных общетеоретических и методологических основ, что имело и положительные результаты. К сожалению, господство одной методологии и слишком костное ее понимание частенько пораждали абсурдные по содержанию труды....
И опять же: смысл науки в том, чтобы создавать новое знание, актуальное для современности. Конечно, историки любят постулировать, дескать без знания прошлого не познаешь будущее. Но вот каким образом объяснить настоящее или предсказать будущее через вглядывание в прошлое, они не сказали: как выработать строгую научную методологию, чтобы делать такие переходы. Максимум на что историки способны: проводить аналогии (не задаваясь, при этом вопросом: а уместны ли они?). Но это не наука. На этом арсенал традиционного отечественного историка исчерпан. Ведь даже интуитивно всем понятно, чтобы понять настоящее надо в первую очередь всматриваться в настоящее (а на этом поле действуют многие науки). Я уже молчу, что ведь помимо сложных теоретических конструкций нужно знать как прошлое, так и настоящее (а последнее есть беда многих традиционных историков). Конечно, все мы понимаем: знать историю полезно, она должна что-то объяснять. Но вот установить теоретически обоснованную связь (которая покоится на большем, чем "я так вижу") между прошлым и настоящим смогли лишь единицы. И практически все они - вовсе не классические историки. В первую очередь это гениальный Маркс. Среди других - наш экономист Кондратьев с его "длинными циклами". Из историков можно вспомнить Тойнби. Но все это - гениальные (или очень выдающиеся) люди. Большинство же историков на создание таких интеллектуальных продуктов не способно, и судя по всему, и не стремится к этому (хотя и возмущаются, почему им там мало платят - ни один хороший экономист или социолог не выскажет таких заявлений, что показательно).
В итоге, мы получаем:
а) историки подходят к истории без специальных методов анализа, тем самым занимаясь механической реконструкцией событий, а не действительным анализом (производимый анализ надо ставить под сомнение ввиду не знание методологии специальных дисциплин), однако это очень полезно для других наук;
б) получаемые традиционными историками знания во многом оказываются для нас бесполезны, т.к. мы пока еще не ответили на вопрос: как их можно адекватно применить к современности (этот вопрос требует научной и методологической разработки, а не поверхностного ответа).
P.S. Конечно, далеко не все историки соответствуют описанному выше. Есть и приятные исключения. Но их у нас в России мало.
P.P.S Плюс история может выполнять и другую важную для страны функцию: идеологическую и воспитание патриотизма (а также составлять основу коллективной памяти), однако для этого (по большому счету) не нужны серьезные и глубокие исследования (зачастую, они опасны) - достаточно мифов. Большинство историков на это не согласно.

Зачем нужна история?

Этим щекотливым вопросом, думаю, задавался каждый историк. В этом плане биологам или инженерам легче: они разрабатывают новые технологии, которые могут сделать нашу экономику более конкурентоспособной. А какую пользу приносят мои статьи, где я исследую характер русского оккупационного режима в Восточной Пруссии в 1914 г.? причины поражения царской армии? Или кризиса самодержавия? Конечно, многие гуманитарии задавались вопросом об общественной пользе их труда. Подчеркиваю «общественной пользе», ибо ответ типа «чтобы знать историю» меня мало устраивает. Однако не со всеми гуманитарными науками так. Не думаю, что социолог, политолог, экономист или специалист-международник хоть раз ставил под сомнение важность своей профессии, востребованность на современном рынке труда и тем более ее значимость для общества. А что же может сказать историк? Если обоснование важности может придумать каждый (хотя не всегда с ним согласятся остальные), то вот спрос (почти что его отсутствие) на научные исторические знания демонстрирует с жестокой убедительностью: она мало кому нужна в реальном мире.

В целом, в ответе на поставленный вопрос можно выделить следующие пункты:

Во-первых, из праздного любопытства. История (или хотя бы историческое краеведение) будет существовать всегда уже из-за тяги человека знать, что было до него в том городе, где он родился, в том регионе, где он живет, в той стране, которой он служит. Хотя такое отношение к истории зачастую - увы - не требует научного подхода, однако становится базой для развития исторического туризма, различных музеев. Весьма прибыльной может стать и генеалогия. В целом, при должной организации весьма серьезные доходы может приносить и реконструкторское движение, если оно находит выражение в крупных фестивалях, на которые приезжают десятки тысяч зрителей. Отмечу и то, что многие научные исторические работы также пишутся из любопытства и желания установить историческую истину. Правда, на этом деньги вряд ли сделаешь.

Во-вторых, история будет всегда необходима как средство национальной идентичности. Коллективная память об общем прошлом, а также сохраненные традиции есть мощнейший интегратор общества. Их утрата - первый шаг к серьезному социальному кризису. Таким образом, история превращается в инструмент в руках государства или другого политического института, стремящегося консолидировать общество в целом или отдельные его группы. В последнем случае речь, правда, может идти об отдельных автономиях, лидеры которых будут использовать память о прошлом (обязательно великом и независимом), чтобы стимулировать рост сепаратистских тенденций. Однако такой подход к истории также не требует обязательного научного изучения или понимания истории. Иногда (как мы видим на примере Прибалтики или современной Украины) необходимо кое-как подправить историческую память, чтобы она служила политическим целям. В итоге, мы получаем такие исторические опусы как Древнеукраинское государство.

В-третьих, история может выполнять классическую идеологическую функцию. Ее можно использовать для легитимации власти, создания образа врага и пр. История в таком случае превращается в набор символов, отрывочных фактов и утопает в постоянно меняющихся интерпретациях. Думаю, о научности нет даже смысла говорить. Более того, подобный подход может вредить поиску исторической истины.

В-четвертых, история может быть полезна в качестве некоей головоломки, упражнения для ума. Анализируя прошлое, человек учится мыслить более глубоко, абстрактно, замечать различные детали, искать взаимосвязи. Вот здесь уже необходима (в хорошем случае) хорошо проработанная методология. Правда, очень часто непрофессионалы (как и некоторые «дипломированные специалисты» и даже доктора наук) впадают в проведение аналогий между современностью и прошлым, забывая об историческом подходе, что приводит к некорректным сравнениям. Но в любом случае итогом становится повышения уровня саморефлексии в масштабах общества и умственного развития тех, кто подобные работы пишет или читает.

В-пятых, история с научной и практической точки зрения может быть полезна для выявления общих тенденций, закономерностей развития, проведения кросстемпорального сравнительного анализа. Здесь я Америки не открываю, но лишь замечу: подобными вещами в действительности занимаются лишь единицы. И обычно такие исследования проводятся в рамках междисциплинарного подхода. И здесь получается интересный вывод: история дает объяснение прошлого, но историк не может объяснять настоящего, ибо он не знает его. Для настоящего история становится в этом плане полезной только в руках представителей других наук (социологов, политологов, международников и пр.), которые "опродидывают" свои исследования в прошлое. В качестве примера можно привести советского экономиста Кондратьева, который на основе изучения экономической статистики за последние 150 лет вывел «длинные циклы» функционирования экономики в зависимости от технологического развития. Другой пример: К. Маркс, который на богатом (хотя иногда «немного слишком» вольно интерпретируемом) историческом материале смог обосновать свою теорию общественного развития: зависимости истории от развития средств производства.

К сожалению, выделенных в пятом пункте научных работ немного. Чуть больше тех, которые являются «упражнениями для ума», позволяют глубже понять тот или иной исторический срез, сделать выводы и провести аналогии (корректные или чаще - нет), но мало что дают для понимания исторического процесса как такового. Основная же масса исторических и около исторических работ - это первые три типа. Причем, весьма печально, что ныне на книжных прилавках не так много изданий, которые можно было бы отнести к тем, которые формируют национальную идентичность.

В итоге, получается, что история и историческая наука у нас по большей части варится в собственном соку - она становится «вещью-в-себе», нужной только авторам и нескольким десяткам читателей. Конечно, в рамках нарративной истории сложно отслеживать тенденции. Но к аналитической работе стоит приступать только после наработки солидной методологической и фактологической (описательной) базы, желательно совмещая с достижениями других наук и продумывая, каким образом результаты могут быть апробированы в реальности. Увы - этим занимаются лишь единицы.

http://oko-planet.su/history/historysng/128694-zachem-nuzhna-istoriya.html

Авось у кого есть?

Вот лазил по Инету, смотрел новинки по 1-й МВ и натолкнулся на следующее:  Нагорная О. "Застывшая" память Великой войны в России и Германии: мемориалы, памятники, захоронения (1914-1941 гг.) // Проблемы истории российского социума. Челябинск: Центр научного сотрудничества, 2011. С. 24-37
К сожалению, есть только вот эта библиографическая ссылка, текста статьи пока нигде нет. Случаем никто не сталкивался с нею? Может, есть все же где-то в Инете? Или у кого-нибудь в печатном виде?