Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Здравствуй, уважаемый посетитель!

Добро пожаловать в мой ЖЖ!
Будучи человеком, который полагает, что общение в социальных сетях не должно быть анонимным (ибо каждый из нас должен отвечать за каждое произнесенное или написанное слово), представлюсь сразу: зовут меня Константин Пахалюк.
Этот журнал, который я начал вести сравнительно недавно (в начале 2011 г.), посвящен, преимущественно, трем темам:
1) Первая мировая война. В общем, мое внимание могут привлечь различные аспекты (и ни один замеченный мною пост на эту тему не окажется непрочтенным), однако мой научный интерес сосредоточен на следующем:
- боевые действия на Северо-Западном фронте (в первую очередь в моей любимой Восточной Пруссии);
- героизм русских воинов (под эту тему я создал сайт "Герои Первой мировой"(hero1914.com) - милости просим всех желающих);
- политические и экономические процессы в России;
- российский общественно-политический дискурс 1914 - 1917 гг. (особенно интересует идеологическая политика и пропаганда, а также то, что в когнитивной науке называется "бессознательными идеологиями");
- отношения России с союзниками.
По Первой мировой войне у меня опубликован ряд научных и научно-популярных статей (большинство из них имеются в электоронном доступе)
Collapse )

2) политические процессы в России. Именно на эту тему в ближайшее время будет написано большинство постов в этом ЖЖ. Хотя я регулярно слежу за событиями в политической, экономической и социальной сферах, а также за внешнеполитическим курсом нашей страны, мой научный интерес прикован к следующим темам:
- трансформация политических институтов;
- политические элиты России (особенно - политические кланы, группы, коалиции, изменение соотношений и позиций, их ресурсы);
- публичный общественно-политический дискурс. Именно эта тема вызывает у меня наиболее жгучий интерес, особенно то, что называется "бессознательными идеологиями" (или же когнитивными основами мышления). Неудивительно, что внимательно я отношусь к попыткам создания общероссийской идеологии, а также (на стыке интереса к истории и политическому) - исторической политике.
Методологически я работаю на стыках следующих подходов: институциональный анализ, системный анализ, когнитивный анализ, дискурс-анализ, сетевой анализ.

3) мировая политика. На эту тему также будут появляться отдельные посты. В первую очередь меня интересуют глобальные тенденции, вопросы глобального лидерства, а также проблемы национальной безопасности США (сами американцы включают сюда военную безопасность, международную безопасность, экономическую безопасность, внутреннюю безопасность - так что тема получается очень и очень широкая).
Collapse )

Если же говорить о более общих вещах (а я убежден, что каждый человек должен стремиться искать ответы на "Большие", "Вечные", "Глубинные" вопросы), меня интересуют такие проблемы, как: каким образом устроено наше мышление (и чем оно ограничено)? как соотносится то, что мы думаем, и что есть на самом деле? что такое процесс управления и насколько мы можем чем-то управлять? что нас ждет после эпохи постмодерна?
И если наши сферы интересного пересекаются - это более чем весомое основание для взаимного "френдинга". Порою я сам просматриваю различные журналы и добавляю в друзья понравившиеся. Как правило, ленту друзей я читаю часто (и буду делать это еще чаще ввиду научного интереса к общественно-политическому дискурсу), однако далеко не всегда оставляю комментарии. Вполне возможно, если мне удастся написать ряд запланированных статей, то там может промелькнуть ссылка и на Ваш ЖЖ)))
А вообще всегда рад общению и дискуссиям!
P.S. Важное замечание: я готов к любой критике, но за повторяющееся хамство - бан без предупреждения.

Вышла новая книга: "Первая мировая: взгляд из окопа"

обложка книги оснВ свет вышла книга «Первая мировая: взгляд из окопа» (предисл. сост. и коммент. К.А. Пахалюка). Значимость подобного издания заключается в том, что абсолютное большинство воспоминаний о русской армии той эпохи написаны либо кадровыми офицерами, либо представителями интеллигенции. В сборнике же представлены дневники и воспоминания тех, кого смело можно назвать представителями той самой «серой массы», на долю которой выпали основные тяготы военных будней. Ротный писарь А. Я. Семаков рассказывает о своем участии в боях в Восточной Пруссии и Августовских лесах в сентябре 1914 г. Нижний чин, георгиевский кавалер Е. В. Тумилович описывает кровопролитные бои в Карпатах во время Брусиловского прорыва. Прапорщик военного времени К. В. Ананьев повествует о боях 405-го пехотного Льговского полка на р. Стоход осенью–зимой 1916 г.  Все авторы — молодые люди (18–22 лет). Все они — выходцы из непривилегированных сословий: А. Я. Семаков и Е. В. Тумилович — из бедных крестьянских семей, К. В. Ананьев – из мещан. Все они – непрофессиональные военные. Е. В. Тумилович и К. В. Ананьев ушли на фронт добровольно, А. Я. Семаков был призван в армию незадолго до войны. Все они стали участниками в большей или меньшей степени значимых сражений на Восточном фронте. Тексты воспоминаний и дневников долгое время хранились в семейных архивах и в преддверие 100-летия Первой мировой были переданы потомками для изучения в Российское военно-историческое общество. А потому это издание можно рассматривать как и один из практических результатов работы РВИО с обращениями граждан.
Издание было подготовлено специально для участников международной научной конференции «Великая, священная, отечественная: Россия в Первой мировой», которая состоится 26-28 июня в г. Калининграде. Организаторы: Министерство культуры РФ и Российское военно-историческое общество. Генеральный информационный партнер МИА "Россия сегодня". Проблемы взаимоотношений фронта и тыла, патриотический подъем и шпиономания, героические подвиги на фронте и политические интриги в Государственной Думе и Зимнем дворце, психология русского солдата и выдающиеся военные изобретения русских ученых – все эти и многие другие темы будут раскрыты участниками конференции – крупнейшими российскими историками. Среди них такие известные специалисты, как О.Р.Айрапетов, И.Н.Гребенкин, И.Н.Новикова, Д.Н.Филипповых, Г.Д.Шкундин, Н.В.Суржикова, А.В.Лубков, В.Л.Степанов, А.М.Фомин, А.А.Иванов, И.В.Купцова, П.А.Новиков, В.В.Страхов, С.Г.Нелипович, О.С.Поршнева, О.С.Нагорная, А.А.Зданович, Е.С.Сенявская, В.А.Зубачевский, Н.Д.Постников и многие другие. Подробнее смотрите на сайте РВИО.
Анонс на сайте РИА Новости

Предисловие редактора


Collapse )

В.Ж. Цветков - Генерал Алексеев

К 100-летию Первой мировой стоит ожидать целый шквал качественной и не очень литературы об этом периоде. Одной из первых книг, вышедших еще в декабре 2013 г., стала монография известного историка специалиста по Белому движению, известного различными биографическими очерками русских офицеров, В.Ж. Цветкова "Генерал Алексеев".
Книга выполнена в классическом биографическом жанре, с упором на психологические черты главного героя - выдающегося военачальника эпохи Первой мировой генерала от инфантерии М.В. Алексеева. Автор привлек весьма большое количество мемуаров, а также архивные источники: РГВИА и ГАРФ. По сути, это первая обстоятельная монография об этом военном деятеле (если не считать различных очерков, например, В. Бондаренко в книге "Герои Первой мировой" (ЖЗЛ) или же историка-от-монархистов В. Черкасова-Георгиевского, который счет нужным подробно остановиться на вопросе о "еврейском происхождении генерала", что, видимо по мнению автора, доказывает его "предательство" в годы Февральской революции).
Весьма позитивным в книге Цветкова оказывается то, что он все же не перепрыгивает сразу всю предвоенную биографию генерала, а останавливается на его участии не только в русско-японской войны (ключевым источником, конечно, оказалась книга Алексеевой-Борель), но и русско-турецкой, где Алексеев служил в штабе при Скобелеве. Именно тогда он получает первый опыт штабной работы, а в его деятельности проявляются такие черты как педантизм и внимание к деталям (и, в частности, "быту солдат"). Интересно и то, что тогда же он составил рукопись о деятельности в эту войну его 64-го Казанского полка, которая использовалась позднее для составления полковой истории.
Безусловно, талант и упорство были ключевыми факторами, которые позволили Алексееву взбираться по карьерной лестнице накануне Первой мировой. Вместе с тем немаловажным фактором является встроенность генерала в военную иерархию, что подразумевает наличие не только символического капитала (терминах П. Бурдье), т.е. признания (а оно были, о чем Цветков прекрасно пишет), но и социального капитала - т.е. определенных отношений с другими участниками иерархии. К сожалению, последний аспект не был рассмотрен автором, а потому получается некоторый схематизм: талантливый и якобы полностью чуждый политической борьбе М.В. Алексеев сталкивается с военным министром В.А. Сухомлиновым по поводу предвоенных планов, и в результате с начальника штаба округа отправляется отбывать строевой ценз в 13-й корпус.
Ключевая (для меня, как читателя, и во многом для автора) часть книги про Алексеева в годы Первой мировой войны написана, как чувствуется, в полемике с теми, кто верит в "заговор генералов" и "предательство М.В. Алексеев". В этом плане можно лишь порадоваться: В.Ж. Цветков со всей убедительностью опроверг все наветы. Он прекрасно продемонстрировал, что никаких тесных отношений с Гучковым (которого Алексеев недолюбливал) у него не было. Даже после Февральской революции Алексеев очень негативно относился к Гучкову (и ориентировался на кадетов). Более того, Алексеев пользовался доверием государя императора (равно как и императрицы, которая все же опасалась негативного влияния на начштаба ВГК со стороны отдельных либеральных деятелей). Даже во время Февральской революции Алексеев был убежден, что выход из политического кризиса будет осуществлен за счет конституционной монархии. Подробно В.Ж. Цветков разобрал вопрос о "диктатуре тыла": проект лета 1916 г., когда Алексеев предложил создать должность военного диктаторы тыла, который будет напрямую организовывать все усилия тыла по обеспечению армии. Речь шла об усилении "военного элемента" в управлении страной: Алексеев весьма скептически оценивал усилия гражданских в этом деле и стремился подчинить тыл полностью интересам армии. Против чего, естественно, выступила гражданская власть, и в частности, премьер-министр Штюрммер (который обеспокоился даже умалением роли общественности! - весьма трогательная забота о свободе слова). Проект военной диктатуры так и остался проектом, однако, по иронии судьбы, 1 июля император подписал постановление "О возложении на Председателя Совета министров объединения мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла", что усилило Штюрмера. Лишь к осени 1916 г. М.В. Алексееву удалось убедить царя  в замене Штюрмера.
В целом, автор отвергает и участие Алексеева в тех или иных заговорах. Скорее, его позиция всегда заключалась в следующем: все усилия должны быть направлены на достижение победы, а потому необходимо недопускать разрыва между фронтом и тылом, властью и общественностью. Отсюда и предложения о "военной диктатуре", и принятие идеи об "ответственном министерстве".
Отдельно автор останавливается и на борьбе со шпионажем и экономическими преступлениями. 31 мая 1916 г. была создана Комиссия для борьбы с военными шпионами и мародерами тыла. Затем с санкции Алексеева был арестован известный банкир Д. Рубинштейн.  В дальнейшем Алексеев сыграл немалую роль в ударе по "сахарным спекулянтам" (что, правда, было выгодно ключевому сахарозаводчику России - А. Коновалову). Все это - весьма интересные и малоизвестные аспекты биографии генерала. Среди других пободных тем, в которые автор внес определенную ясность.: создание дивизиона ТАОН (тяжелой артиллерии особого назначения) и разработка планов на 1917 г.
Безусловно, иссследование всех этих аспектов (взаимоотношение с государем и общественностью, развенчивание теории заговора, механизм работы Ставки при Алексееве) имеет огромное значение для понимание политических процессов накануне свержения самодержавия. Однако увы, в книги Алексеев именно как полководец представлен весьма кратко: политические аспекты автора интересовали намного больше. А потому мы не узнаем ни о его личной роли в Галицийской победе или в победе под Варшавой, ни о тех решениях, которые принимал летом 1915 г., выводя армии Северо-Западного фронта. Конечно, все это упоминается. Автор цитирует весьма известные мемуарные и эпистолярные свидетельства, однако не дополняет это военно-стратегическим анализом, что обедняет повестование. Равным образом не в полном мере освещена и роль Алексеева как Начтаба ВГК. Описанию "быта Ставки" посвящено намного больше, нежели самой оперативной работе (ее содержанию). Даже в исследовании Брусиловского прорыва автор почему-то не решил взять известные работы С.Г. Нелиповича, который утверждает, что именно Алексееву принадлежит идея Брусиловского прорыва (при этом ставя оперативное искусство Алексеева выше, нежели Брусилова). Весьма интересно, что Сергей Геннадьевич анализировал и деятельность Алексеева какначальника штаба Юго-западного фронта: он писал об эффективном тандеме "Иванов-Алексеев", где Иванов был автором идеи, а Алексеев - талантливо обрекал ее реальность. В дальнейшем место генератора идей занимал В. Борисов. С данной оценкой можно, конечно, соглашаться или не соглашаться, однако на страницах книги этот момент отсутствует, а сам автор как-либо самостоятельных обобщений подобного уровня не делает.
Поскольку В.Ж. Цветков больше известен как специалист по белому движению, то неудивительно, что вторая часть книги (деятельность Алексеева в 1917 г. и в Добровольческой армии) является весьма сильной. Правда, представленный нарратив относительно попыток Алексеева в 1917 г. спасти дисциплину в армии, скорее, свидетельствует о том, что, как и многие другие, он весьма слабо понимал текущие изменения в практическом смысле, а именно: что именно можно сделать. Весьма общие и абстрактные рассуждения Михаила Васильевича о падении дисциплине и крушении страны хоть и представляются в целом верными, но, на мой взгляд, они лишены практического аспекта и глубокого понимания деталей. Более того, еще начальник штаба Ставки Алексеев прекрасно осознавал все неприглядные стороны русской армии и не строит никаких иллюзий. Однако вопрос, почему человек, предвидящий падение дисциплины и разложение страны, и армии в частности, не предпринял соответствующих попыток для противодействия, остается все-таки открытым. Ссылки на "слабую волю" вряд ли объясняют ситуацию, т.к. при желании  Алексеев всегда мог проявить твердость. На мой взгляд, дело скорее в несоответствии объективного осмысления обстановки и тех практик управления и воздействия, которыми пользовался генерал. Проблема не в непонимании и вовсе не в недостатке (принципиально) властного ресурса. Проблема именно в устаревании методов и чисто военном подходе к тонким и сложным механизмам функционирования модернизирующегося социума.
В целом же, несмотря на отмеченные недостатки (сложно вообще найти монографию, лишенную их), стоит признать важность и актуальность появления сего труда. И дело здесь не только в проработке различных источников, не только во внимательном отношении к деталям, не только в анализе весьма спорных и противоречивых аспектов. Дело в принципе, который явно виден на всем протяжении книги: прежде понять, а не осудить. Порою это приводит, на мой взгляд, к определенному оправданию и созданию несколько идеализированного образа (те же оценки мемуаристов сводятся в единое целое, однако детально не классифицируются), однако радует, что монография лишена резко (и подчас беспочвенно) критических заявлений.

100-летие Первой мировой: что сейчас делается

Наступил 2014 год, а уже 1 августа весь мир будет вспоминать о начале Первой мировой войне: 100-летие прошло с этого дня. А потому интересно осветить кратко, что планируется в России сделать к этой дате.

Калининградская область
Государственная служба охраня памятников предполагает обустроить 31 захоронение Первой мировой на территории региона (средства уже выделены). Более того, еще 8 будут приведены в порядок компанией GS-Group (выпускает спутниковые тарелки Триколор-ТВ). Правда, неизвестно, пересекаются ли их проекты. Более того, планируется обустроить захоронения в пос. Совхозное (крупнейшее в регионе), в пос. Пушкино (крупнейшее по числу русских солдат) и пос. Кубановка. Также та печально известна могила поручика Нечаева у Виштынца, скорее, также будет приведена в порядок. Вернее, этой могилы уже нет, т.к. поисковый отряд Рыжкова уже самовольно эксгумировал кости русских героев. Так что будут они перезахоронены на черенковском мемориале. Исходя из сложившейся ситуации, это решение оптимально. Нет смысла снова возвращать кости в лес и тратить средства на создание могилы и мемориала в прямом смысле слова. Таким образом, в порядок будут приведены 40 захоронений. Скорее всего, еще некоторые будут обустроены силами краеведов, Военно-мемориального центра БФУ (ну и конечно же, Последними героями империи в лице Черенкова). Много ли это или мало? Всего на территории области было около 1200 захоронений. В настоящий момент краеведы фиксировали места около 700 из них. Однако более-менее удовлетворительном состоянии сохранилось около 70 (те, что вошли в Каталог 2008 г.).
Помимо этого, будут созданы мемориалы. Памятник героям Первой мировой при содействии Минкульта и РВИО будет установлен в центре Калининграда (в районе мемориала 1200). Также Минкульт и РВИО выступят создателями памятника героям Первой мировой в центре Гусева (Гумбиннена). Он, как предполагается, должен стать частью общего мемориального комплекса. Храм-памятник в честь павших воинов ПМВ уже строится (с 2010 г. на средства специального фонда, который находится под патронажем губернатора). Вопрос о "мосте героев", который должен соеденить храм и памятник, а также бункере-панорамы Гумбинненского сражения пока не решен. Однако будем надеяться, что проекты на канут в лету. Более того, собственный памятник воинам Первой мировой в Гусеве установит компания GS-Group. Не знаю, что будет в других муниципалитетах, но в Гвардейске к 9 мая установят стеллу, которая будет посвящена воинам 4-х войн, во время которых русские войска пребывали здесь: Семилетняя, наполеоновская, Первая и Вторая мировые.
Отдельно упомянем еще две вещи: крупная реконструкция (третья по счету), которая пройдет в Гусевском районе (опять же проект Минкульта и РВИО), а также музей Первой мировой в форте №5 в Калининграде

Федеральный уровень и другие регионы
На федеральном уровне основную работу по подготовке Первой мировой взяли на себя Минкульт и РВИО.
На Поклонной горе в Москве будет памятник героям Первой мировой. Другие памятники собираются соорудить в регионах. В настоящее время точно известно о Пскове (где в годы ПМВ размещался штаб Северного фронта). Более того, в Питере откроют музей Первой мировой (ну не в самом Питере, а в Царском селе). В планах есть еще и второй музей, в Москве, однако вряд ли он будет открыт в 2014 г. Что касается публикации списков погибших, то сейчас этот вопрос активно прорабатывается и, скорее всего, будет решен положительно.
Также ждать появления множества научной литературы. Прежде всего, появления сразу двух академических словарей Первой мировой. Не знаю о других издательских планах, но вот калининградских краеведов могу порадовать тем, что будут впервые опубликованы дневники В.П. Кравкова, который был военным врачем 10-й армии и подробно описал свое пребывание в Восточной Пруссии. К публикации их готовил к.и.н. М.А. Российский, который случайно обнаружил их в отделе рукописей РГБ. Расшифровал и договорился об издании в "Вече". Отдельные выдержки по Вост. Пруссии уже опубликованы в журнале "Медународная жизнь" (историческое приложение).
Отдельно стоит упомянуть о готовящейся передвижной масштабной мультимедийной выставке, а также компьютерной игре о Первой мировой, которая выйдет в свет к августу 2014 г.

Международные проекты
Вряд ли могу дать исчерпывающий обзор, но точно известно, что Фонд Лисовского обустроит русский некрополь в Сербии (а также там появится бюст Николая II). В Белоруссии памятник наши установят в Сморгони. Будет, кажется, установлен памятник и в Осовце (Польша). Помогут привести в порядок и некоторые захоронения в Латвии.

Наверное, это еще далеко не все, что планируется. Я пока намеренно не говорю о различных телевизионных фильмах, часть из которых (документальные) идут через РВИО и Минкульт (кстати, большинство отмеченных выше проектов и идут по этой линии). Может, кто-нибудь обратит мое внимание и на другую деятельность. Я не хочу намеренно сравнить с тем, что делается на Западе, ибо все понимают, каким будет сравнение (особенно по состоянию братских могил). Однако уже радует, что:
- сдвинулось дело в вопросе мемориализации (установки памятников);
- появятся первые музеи Первой мировой;
- решается (и так, все скрестили пальцы!) вопрос об оцифровке списоков погибших, раненных и безвести пропавших.
Единственно, остается решить вопрос с захоронениями на территории Калининградской области. На мой взгляд, имеет смысл привести в порядок те, где надземная часть хотя бы плохо, но сохранилась. А вот все оставшиеся (где чистое поле и только по старым немецким картам можно определить, что здесь лежат русские герои) лучше перенести в единое место.

Издательство Lambert - а не хера?

Неожиданно для себя обнаружил один очень странный каталог "Люблю книги", где вперемешку книги на разных языках мира, а цена - от 50 евро (в среднем). Чуть разобравшись, понял, что речь идет о его одном "недо"-маркетинговом ходе пресно известного международного издательства Lambert Academic Publishing, которое еще два года назад предлагало мне расширить статью по Восточно-Прусской операции до монографии.
Для тех, кто не знает, поясню. Судя по найденной информации, действительно, это международная компания (из Германии). Она действительно, издает книги бесплатно. Правда, тиражом в 1 (один) экз. (для автора). Без редактуры. Без корректуры. На основе присланного pdf-макета. Обложку также "составляет" автор (все по шаблону). Все остальное - печать по требованию (ну типа человек делает заказ в электронном каталоге, ему книгу печатают и отсылают). Наименовать сие чудо глобализации издательством даже язык не поворачивается. Скорее, печатная контора. Нужна ли такая публикация? Не думаю: ибо нормальные люди знают, что это за фирма; ибо Ваши авторские права передаются издательству, а стоимость книги - запредельная, так что никто ее не купит.
По Первой мировой столкнулся, кстати, с 34 названиями различных работ. В большинстве, это тексты кандидатских работ (кои можно на 500р. скачать с диссертата) или то, что уже было когда-то опубликовано. С удивлением обнаружил работу И. Беловой по провинциям в годы Первой мировой (выходила несколько лет назад в АИРО XXI, pdf даже висел некоторое время на сайте Ассоциации историков 1-й МВ), а также не самое глубокое исследование по казачеству В. Трута (лет 8 назад также печаталось, кажется, в Эксмо-пресс). Из всего представленного заинтересовала лишь монография С. Нелиповича по Восточно-Прусской операции, но выкладывать более 2500 р. за 140 стр. известного мне автора (чья статья по этой теме свободно лежит в Инете) не очень хочется (Хотя если бы цена стояла 200-300 р., то тогда, думаю, в России система "печать по заказу" оправдала себя, а LAP снискал бы действительную славу).
В итоге, получается, что с точки зрения продвижения науки издательство "работает" впустую: продается изданное дорого (а вот авторские права уходят за границу), известных авторов - единицы, и даже ozon.ru, где я часто заказываю книги, не выдает ни одного названия. Как бы сие издательство печатную контору не защищали  на некоторых форумах, это реальная машина тщеславия, работающая лишь на то, что автор захочет "со скидкой" (т.е. за 20-25 евро) выкупить еще несколько своих экземпляров. Даже "всеядное" УРСС работает намного лучше: пусть там полиграфия не очень, зато книги доступны во всех центральных магазинах (меня лично вообще технические характеристики не волнуют).
Однако интересно другое: несмотря на то, что никакого пиара это издательство не дает, оно довольно популярно и активно. Так, с удивлением обнаружил, что весьма значительное число преподавателей НИУ ВШЭ загубили свои исследования здесь. Все же в МГИМО, кажется, никто не соизволил "опуститься" до такого уровня. Однако все же в последнее время нередко приходилось видеть в списках публикаций (и ни разу - в ссылках научных работ) монографии этого германского принтера. Некоторые вузы даже гордятся тем, что их "уважаемые товарищи" были опубликованы немцами. Думаю, все это  лишний раз свидетельствует о болезненном состоянии нашего научного сообщества. Назову четыре основных симптома, которые заставляют людей слать работы в LAP:
- слабое представление о зарубежных издательствах в целом (отдающая наивностью вера, что если уж кто-то назвался издательством, то будет работать не хуже наших контор, а скорее, лучше - ведь это же Германия);
- стремление к формальным статусам (попросту - тщеславие), когда важно не быть, а слыть;
- представление, будто "Запад - это круто", а потому издание книги аж в целой Германии с появлением в каталогах аж на Амазоне, это действительно +100000 к научной карьере. Некоторые подобные "ученые" развели на ряде форумов высоко интеллектуальную беседу срач, что таким образом обходят "бюрократов-от-науки", хотя в действительности, я думаю, отправляют свои идеи в небытие;
- выхолащивание научной деятельности в России до погони за "количественными" критериями: в случае, если вуз оценивает высоко (по внутренним параметрам) публикацию монографии в международном издательстве, то LAP - это лучший выход. Дейсвительно, состряпал сам, что угодон. Отослал им, они прислали распечатку книгу (даже с ISBN) - и твоя зарплата выросла на глазах (главное, чтобы престарелое начальство не понимало). Даже статья на первой странице сайта может появиться о великих научных достижениях: ведь Само Германское Издательство Соизволила Опубликовать Великие Труды Российского Ученого.

Как меня сделали плагиатором, или почему не надо сотрудничать с Военно-историческим архивом

Сейчас вот развернули компанию по борьбе с плагиатом в статьях и диссертациях. Когда авторы воруют - это плохо. Но еще ужаснее, когда журнал превращает автора в плагиатора, самостоятельно вставляя в оригинальный текст заимствования из других источников без указания каких-либо ссылок.
Еще в конце 2011 г. я отправил в журнал "Военно-исторический архив" статью про генерала К.М. Адариди. В начале 2011 г. в РГВИА я работал с комплексом документов по 27-й пехотной дивизией. Итогом стал ряд статей на моем сайте "Герои Первой мировой", публикация в "Рейтаре" по боевому пути этого соединения в Восточной Пруссии в 1914-15 гг., а также статья про генерала К.М. Адариди. Ее я и решил отправить в журнал "Военно-исторический архив", где ранее вышла статья по влиянию оккупационного режима в Восточной Пруссии на поражение наших войск, а затем - итоговая версия моей работы по русскому оккупационному режиму в Востчоной Пруссии в 1914-15 гг. (pdf есть в библиотеке моего сайта; несколько стилистически откорректированный вариант в трех частях лежит на сайте "Белая Россия"). Подвоха от них не ожидал (хотя редакционные огрехи они допускали и раньше). Публикуют они, как правило, в авторской редакции, в текст не лезут. Журнал имеет тираж в 1000 экз., лежит в открытом доступе в Исторической библиотеке - так что, казалось, более чем нормальный вариант, тем более для крупных авторских материалов.
Увы, на этот раз ситуация оказалась иной. Сам текст статьи опубликовали без изменений, однако редакция решила для почти каждого упомянутого офицера (т.ч. и К.М. Адариди, которому и посвящена статья) дать в сноске краткие биографические сведения. Некоторые - взяты с моего сайта (и написаны мною), однако справки об Адариди, Притвице, Радус-Зенковиче, Маккензене, Сиверсе, Рузском, Кондзеровском и Гофмане - взяты из открытых источников без приведения ссылок. Фактически речь идет, как минимум, о недобросовестном цитировании, которым они "улучшили" материал. Более того, там проскальзывают неточности и грубые ошибки. Как например: сведения о том, что Епанчин в январе 1915 г. бросил свой корпус и уехал в Ковно, что не соответствует действительности и было мной опровергнуто в публикации в "Рейтаре" в 2007 г. в №1. При этом против этого мифа я выступаю в данном материале - замечательная редакционная позиция добавлять в одностороннем порядке от себя факты, которые противоречат авторским тезисам!
Таким образом, хочу публично заявить: к упомянутым сноскам я не имею никакого отношения, редакция сама без моего ведома и уведомления вставила куски из Интернет-статей, а дальнейшее сотрудничество с данным изданием считаю невозможным.

Что рекламировали в 1914 г.?

Реклама дает возможность глубже понять общество, его вкусы и предпочтения.

Откроем подшивку "Биржевых новостей" за октябрь - декабрь 1914 г. (помним, в это время в русской Польше идут кровавые сражения под Варшавой и Лодзью и все общество в ожидании скорейшей победы).

Во-первых, популярны книги (все-таки люди, которые умели читать тогда, читали не только газеты, но и литературу). Вообще, даже в деловых "Биржевых ведомостях" практически каждый номер публиковали стихи на разные общественно-политические темы - тоже отличительный признак того времени (сейчас же спроса на поэзию практически нет). Крупными буквами напечатаны объявления:

"Первую серию - 18 книг собрания соченений Д.Н. Мамина-Сибиряка"

"Полное собрание сочинений И.А. Бунина в 12 книгах"

"Новое произведение (окончание повести "Яма") в 2-х книгах А.И. Куприна"

"Полное собрание сочинений в 8 книгах М. Метерлинка"

Во-вторых, много различных лекарственных препаратов и вообще всего, что связано с медициной (особенно с лечением ЗППП - видимо, падение нравов начала века сказалось на развитости этой услуги).

"Для дезинфекции горла и гортани. Лепешки ЛЕКЕРОЛ против кашля, осиплости, простуды. 3,5 миллиона коробочек продано в 1913 г. в Швеции"

"Гигиенические резиновые изделья (целесообрано брать в единственном специальном складе. Отделение парижской фирмы Ж. Руссель)"

"Д-р Б. Левин. Фонтанка, у Черн.м., 68, Нов. спос. леч. триппера и его осл., сифилеса"

"Против гонореи (трипера) новое средство "Salo - ПИЧИЛИН" действует быстро и радикально"

"Водолечебниц Д-ра Я.З. Кумминга. В.О. Кадетская линия, 13. Водо-свето-электролечебн. массаж.

В-третьих, различные электроосветительные приборы (в основном, лампочки: неудивительно, электрификация городов шла и до революции) и автомобили:

""Новость" электр. лампочка голубого стекла дает мягкий белый свет, незаменима для сбережения зрения"

"Экономическая лампа "Верико" дающая свет, подобный дневному, незаменима для распознания красок и цветов"

"Продаются три грузовых автомобильчика завода Леснер за 550 руб"

"Автомобиль-фургон с новым корпусом на 35-40 пудов груза"

В-четвертых, предложения частных преподавателей (репетиторов): преобладают точные науки и английский язык (что тоже неудивительно - бум популярности Англии). Кстати, среди репетиторов немало студентов и бывших гимназистов.

И конечно же, много театральных объявлений: основной вид развлечений для петроградского обществ в то время.

Отдельно - биржа труда. Тут работу ищут инженеры, бухгалтеры, машинистки, юристы, дантисты, рассыльные

Арсений Несмелов - поэзия эмигранта

составляю подборку стихов для сайта о героя первой мировой, вот набрел на малоизвестного поэта Арсения Несмелова. Сражался в ПМВ, затем - в гражданку в Сибири, после в эмиграции в Китае, состоял членом Российской Фашистской Партии. Умер в 1945 году после того как был пленен Советской Армией. Однако помимо военной лирики нашел и ряд других - удивительных и выразительных произведений, достойный быть прочитанными
Военная лирика есть здесь


БУРЖУАЗКА 

Вы девочка, вы барышня и мисс,
Сегодня всё опять расскажет папе,
Ведь вы опять пошли на компромисс,
Опять поэт в широкополой шляпе!

Рара на рынке понижает рубль
И вас, мой перл, оберегает строго,
Он думает, что я угрюм и груб,
Что я апаш, что я не верю в Бога.

Оп прав, отец. Он говорит, что я,
Смеясь, прошел сквозь многие мытарства…
Вы нежите, вы дразните меня
Изнеженным и развращенным барством.

И я сломаю вашу чистоту,
И ваши плечи, худенькие плечи
Моей любви поднимут тяготу
И понесут ее сквозь жизнь далече.

И знаете, я — крошечная моль,
Которой кто-то дал искусство видеть,
Я причиню вам яростную боль
И научу молчать и ненавидеть.


ФЕЛЬЕТОНИСТ


Отдавая мозг мой напрокат,
Как не слишком дорогую скрипку,
Я всегда, предчувствуя закат,
Делаю надменную улыбку.
Сорок лет! Газетное перо
До тоски истаскано на строчке
И, влачась по смееву, порой
Кровяные оставляет точки.
Я умру от голода, во рву,
Иль, хмельной, на койке проститутки.
Я пустое сердце разорву
На аршине злободневной шутки!
Ворох лет! И приговором «стар»
Я, плясун, негоден для контракта.
Я пропью последний гонорар
И уйду до вечера от факта, —
И тоской приветствую моей
Вас, поэты с голосом из брони!


Отхлещите стадово больней,
Исщипите выводок вороний!
Вы зажгли огни иных эпох
И сказали устаpевшим: баста!
Я был добр, а значит — слаб и плох,
А поэту надо быть зубастым.
День тяжел. Слабеющую вшу
Давит он на умиральной точке.
По утрам и так едва дышу;
Говорят, запой ударил в почки.
Написал и чувствую — не то,
Пробурчит редактор: «Не годится!»
Знаю сам, какой уж фельетон:
Так, одна унылая водица...


РОМАН НА АРБАТЕ


Проскучала надоедный день
В маленькой квартирке у Арбата.
Не читалось. Оковала лень.
И тоской душа была измята.

Щурилась, как кошка, на огонь,
Куталась в платок: «Откуда дует?»
И казалось, что твою ладонь
Тот, вчерашний, вкрадчиво целует.

А под вечер заворчала мать:
«Что весь день тоской себя калечишь?»
Если б мог хоть кто-нибудь сломать
Эти сладко ноющие плечи!

И читала, взор окаменя,
О любви тоскующем аббате...
Ты влюбилась, нежная, в меня
В маленькой квартирке на Арбате

ВРАГИ


На висок начесанный вихор,
На затылок сдвинутая кепка.
Под плевок и выдохнув «хо-хо!»
Фразу он собьет нещадно крепко.

У него глаза как буравцы,
Спрятавшись под череп низколобый,
В их бесцвет, в белесовость овцы,
Вкрапла искрь тупой хоречьей злобы.

Поднимаю медленно наган,
Стиснув глаз, обогащаю опыт:
Как умрет восставший хулиган,
Вздыбивший причесанность Европы?

МЯТЕЖНИЦА

               Гению революции

Старик, бородатый Хронос —
Годов и веков звонарь.
Бросает светящийся конус
Его потайной фонарь.

Глядит: на летящей в космос
Земле зашаталась ось,
И туч золотые космы
Отброшены взмахом вкось.

Не больше, к примеру, крысы,
Пред солнцем — и то уж тля,
А полюс, затылок лысый,
К лучу норовит земля.

И, вырвав толпу из круга
(Забыли, шатнуло вас?),
Земля повернула круто
К лучам затененный фас.

И дальше помчалась в пляске,
Как пуля, когда в излет,
И лопнули льды Аляски,
В Гренландии вспыхнул лед.

Порвалась цепей заковка,
И вот — на снегу лоза.
«Однако, довольно ловко!» —
Старик про себя сказал.

И бело-светящийся конус
Лучей перебросив в высь,
Стучится сигналами Хронос
В лиловый дворец Главы.

У нас бы сейчас — винтовку,
Но небо — другой предмет:
Сверкнул догонять бунтовку
Отряд голубых комет.

ОБРАЗ

   Мне кажется, вы вышли из рассказа,
И беллетрист, талантливый апаш,
Нарисовал два сумрачные глаза,
В лиловый дым окутал образ ваш.

Глаза влекут. Но в паутинной дыми
Вы прячетесь, аукая, скользя,
И кажетесь всех женщин нелюдимей,
И, может быть, к вам подойти нельзя.

Но, вкрадчивый, я — бережен и нежен —
Тружусь вблизи, стирая будний грим...
Скажите, невидимка, не во сне же
Вот здесь, сейчас, мы с вами говорим?

В библиотеку

Создал на сайте в Библиотеке раздел по захоронениям русских воинов, куда понакидал около 60 ссылок по Москве, Питеру, Калининграду, Белоруссии. На следующей неделе доведу до ума, основательно просмотрю Рунет на эту тему))

откровенно говоря, не знал по поводу наших намерений обустроить могилы русских солдат на Западной Украине к 100-летию - давно пора)

ура, наконец-то в Нестерове восторжествовала справедливость - захоронение Первой мировой снова в гос. собственности)

Стихи Т.Г. Буруковской - любители поэзии не проходите мимо

Буду по мере возможности выкладывать стихи замечательного поэта Татьяны Григорьевны Буруковской (1944-2010). Жду откликов и призываю всех уделить внимание столь высокой и сильной поэзии

Части речи
Смотри, какой широкий выбор -
на всякий ум, на разный вкус!
От вожделенья дрогнул ус,
когда ты в центр майдана вышел.

Вот лик с глубоким жестким взглядом.
Тепла, сомнения - ничуть.
Не женщина, не сгусток чувств,
а существительное - рядом.

Зато вторая - для отрады:
соврешь, слукавишь - не поймет,
глазами хлопнет, бок прижмет,
и прилагательное - рядом.

Ее соседка пахнет кладом:
тебя в два счета приберет,
все сосчитает, перечтет,
и вот - числительное рядом.

А эта будет всем в усладу:
трех женщин словно совместит,
заменит, разом заместит.
Глядишь - местоименье рядом.

Иная лихо правит стадом
предельно малых величин.
Мечта несбывшихся мужчин -
предлог, союз, частица - рядом.

У той - то слезы льются градом,
то смех искрится и звенит,
то крик уносится в зенит...
Тебе ли - междометье рядом?!

Коль нрав не может быть угадан,
и только кругом - голова,
и чьи-то попраны права,
тут - Божий суд - наречье рядом.

К величью путь, судьбы награда,
все, что поэт-пророк прочел
в славянском символе "глагол",
когда глагол - с тобою рядом.

Но ты хотел всех женщин - разом.
Тебе глагол не по плечу.
и потому - душой плачу
за то, что ты - неровня - рядом.

Аз есмь
Человек уходит в небо -
кто там был и кто там не был.
Лишь творец уходит в вечность -
где душа парит беспечно
между адом, дном и раем.
Там, на дне, костры пылают.
Там, в миру, бушуют страсти,
разномастные напасти
поражают род людской.
Там лишь призрачен покой,
ни свободы нет, ни воли.
Там любовь сильнее боли.
Там в сердцах растет полынь,
грех и ложь - куда ни кинь.
Отчего ж до спазма жил,
там цепляются за жизнь?
Отчего предпочитают
грех земной блаженству рая?
Отчего - пускай убог -
им дороже быт, чем Бог?
Не отвечу на вопросы.
Просто кинусь летом в росы,
в них умру, и в них воскресну,
словно ход свершила крестный,
позабуду все печали
к своему прильну причалу,
сохранив красу и честь.
И почувствую: я - есть.

Эпиграммы
***
Чужие маски примеряя
в спектакле сбывшихся надежд
на сцене жизни ты - у края,
на первой роли - у невежд

***
Один маститый наш поэт
(его я знаю много лет)
мне рассказал о лете
и о другом поэте:
"Представь, наш Имярек каков-
за лето аж пятьсот стихов
он выдал на-гора"
Ему ответила: "Ура!
Но что из этих пятисот
пустой водой уйдет в песок?!
Все лето лил он воду
Тщеславию в угоду.
Ту воду кто-нибудь попьет-
и завершит круговорот".

***
Ну, давайте же, давайте,
в стаи серые сбивайтесь,
скальте желтые клыки,
рвите злые языки!
Догоняйте, догоняйте!
От щедрот плесну вам - нате!
Собирайтесь у кормушки.
Полуволки - полухрюшки!

Р.Б.
Не видишь обретений и утрат,
не знаешь ни просторов, ни преград.
И - вовсе не любовью опьянен, -
за явь ты принимаешь сладкий сон.

и - сетуешь на странный страшный рок,
на зависть и на дружеский упрек.
Порой ловлю затравленный твой взгляд
и вижу вдруг: ты сам себе не рад.

Все сам сломал сглупа и сгоряча
и тем лишился верного плеча.
Твоя зима поземкою кружит.
Судьба - простилась, а встречает - жизнь.

***
Мне не прощаются стихи,
мне не прощаются успехи,
души нехитрые доспехи
на перекрестье всех стихий.

О, как легко воспринимать
чужую кровь - простой водичкой,
чужую боль - почти привычкой,
пороком - царственную стать...

Но так уж Бог распределил:
мне - трепетать от летних ливней,
и ощущать себя счастливой
в мерцанье северных светил.

А колокольцы всё звенят -
и караван всегда в движенье,
и неземное притяженье
вперед и вверх ведет меня.

В моей чудовищной стране
любить умеют только мертвных.
И, может быть, в просторах мерзлых
когда-то вспомнят обо мне.

***
Тебе завидуют? Ну что же -
Тем обозначают непохожесть
Не важно: черным или белым -
Подай завистнику на бедность!

Тебя толпа не замечает?
Отметив знаком умолчанья?
Ты, значит, свет в лесу дремучем -
Звучи, звучи душой певучей.

Тебя толпа, смеясь, порочит
и даже страшный суд пророчит?
Твори! Словам талант невровень.
Не к музыке был глух Бетховен.

***
России всегда не везло на царей
(народная мудрость)

Окончен бой. Повержен гладиатор
Сверкает битый мрамор, словно снег.
Еще не понял новый триумфатор,
что гладиаторам отпущен краткий век.
Толпа ревёт. Ей зрелище - по нраву:
сочувствия не стоит павший раб.
Там сила и жестокость миром правят,
где власть бездарна, нет свободы, кесарь - слаб.

Он - бывший раб на троне - враг свободы,
законов созидатель и палач.
Но вновь молчат негордые народы,
заложники монарших неудач.
А вскоре - бой. И выйдет на арену,
посыпанную мраморной трухой,
правителю бессильному на смену
аналогичный раб, очередной.
И вновь толпа ему зарукоплещет,
и прежние надежды свяжет с ним,
и не поймет: слова, чем ярще блещут,
тем легче переходят просто в дым.

Из "Приношения к Куршской косе"
***
Штормит. Мятущимся песком
изорван плавный контур дюны.
Так боль, с души срывая думы,
меняет мир одним мазком, -
и мысль становится стихом.

***
Все - суетно. Все- бренно. Все - неладно.
Реальное похоже на спектакль.
А я пытаюсь жить совсем не так, -
наперекор, наотмашь, безоглядно,
бесстрашно, хоть не понята вполне.
Но знали б вы, как чудно, как отрадно
за горизонтом, - тающим, прохладным,-
лететь на белой вздыбленной волне!
И, словно волны, - мчащиеся годы.
И жизнь моя - мятежное пространство.
И дар мой - вдохновенья постоянство.
И Бог мой - море внутренней свободы.