?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Лонг-рид: 1914–2017, Первая мировая война в пространстве культурной памяти современной России
kap1914
Вниманию читателей представляется лонг-рид, посвященный процессам коммеморации Первой мировой войны в России. Конечно, только современностью ограничиться не удалось, ведь многое, что происходит сейчас, опирается на отдельные элементы и практики советской и даже дореволюционной эпох. Основу составляют статьи, вышедшие в начале этого года в различных журналах. Некоторые места сокращены, другие — переработаны, третьи — расширены. Осознанно не включена статья про развитие героического нарратива о крепости Осовец, которая размещалась на «Гефтере» год назад, а также более ранние материалы про героизм в советской мемуаристике и захоронения в Калининградской области [2]. Многие аспекты поднимаемой темы требуют дальнейшего исследования, особенно связанные с советским периодом (так, только в фондах РГАКФД хранится более 100 документальных фильмов 1924–1991 годов, затрагивающих нашу тематику!). Потому данный материал представляет лишь промежуточный итог моих исследований того, как Первая мировая война превращалась в память (лучше сказать, в текст) и закреплялась различными способами в пространстве коллективной работы с прошлым.

Ниже под катом размещаю отдельные моменты, которые связаны с анализом советского док.кино о ПМВ (над чем я сейчас продолжаю работать)


"Если в европейских государствах процессы коммеморации были сопряжены с отданием дани памяти погибшим, то в Советском Союзе обращение к теме прошедшей войны на официальном уровне подчинялось пропагандистско-идеологическим мотивам. Обращение к теме войны на страницах официальных газет оказалось призвано внести очередной вклад в представление о миролюбии СССР и враждебном окружении [25]. Наиболее наглядными были кампании, организуемые к 1 августа — «международному антивоенному дню». Так, в 1924 году в специальных методических указаниях предполагалось провести агит-суд над виновниками войны. Само мероприятие, судя по описанию, напоминало театрализованное действие, в ходе которого альтернативные официальной трактовке события должны были быть подвергнуты уничтожающей критике [26]. Кроме того, 27 июля — 4 августа была проведена «Неделя борьбы против войн». Характерным был центральный лозунг на «стихийных» митингах, организованных 2 августа, — «Спасение мира от новых войн в диктатуре пролетариата». Ответственность за войну и ее ужасы возлагалась на капиталистические правительства, в то время как захват власти пролетариатом утверждался как способ предотвращения войн. Любопытно, что даже тяжелое экономическое положение в стране приписывалось тем разрушениям, которые несла в себе Первая мировая [27].

В 1924 и 1929 годах, соответственно в 10-ю и 15-ю годовщины начала Первой мировой, проводились в различных городах страны антивоенные демонстрации. Так, в 1929 году в Москве все ограничилось парадом комсомольцев и физкультурников, который завершился в Центральном парке культуры и отдыха торжественным пленумом Московского ЦК ВКП(б). В то время как в Ленинграде была организована инсценировка «Война — войне», где после непродолжительного боя условные войска Красной армии одержали победу, разбив «воинствующие силы империализма» (как утверждали журналисты Совкиножурнала), а именно фашистов. Играющие их актеры были наряжены в белые одежды с огромными черными свастиками на спине.
***

В годы Великой Отечественной пропаганда нуждалась в героических примерах из прошлого. Некоторые заимствовались и из эпохи Первой мировой. Уже 24 июня 1941 года в эфир вышел очередной выпуск «Совкиножурнала»: если первый сюжет был посвящен готовности советского народа бороться против агрессора, то следующий за ним обращался к прошлому, а именно рассказывал о «летчике-патриоте» П.Н. Нестерове. В качестве иллюстративного материала использовались более ранние съемки, посвященные открытию тематической выставки на его родине в Нижнем Новгороде и общению дочери героя с пионерами. Завершалось все выстраиванием преемственности от автора первой мертвой петли и первого тарана к современным советским летчикам"