kap1914 (kap1914) wrote,
kap1914
kap1914

Categories:

В.Ж. Цветков - Генерал Алексеев

К 100-летию Первой мировой стоит ожидать целый шквал качественной и не очень литературы об этом периоде. Одной из первых книг, вышедших еще в декабре 2013 г., стала монография известного историка специалиста по Белому движению, известного различными биографическими очерками русских офицеров, В.Ж. Цветкова "Генерал Алексеев".
Книга выполнена в классическом биографическом жанре, с упором на психологические черты главного героя - выдающегося военачальника эпохи Первой мировой генерала от инфантерии М.В. Алексеева. Автор привлек весьма большое количество мемуаров, а также архивные источники: РГВИА и ГАРФ. По сути, это первая обстоятельная монография об этом военном деятеле (если не считать различных очерков, например, В. Бондаренко в книге "Герои Первой мировой" (ЖЗЛ) или же историка-от-монархистов В. Черкасова-Георгиевского, который счет нужным подробно остановиться на вопросе о "еврейском происхождении генерала", что, видимо по мнению автора, доказывает его "предательство" в годы Февральской революции).
Весьма позитивным в книге Цветкова оказывается то, что он все же не перепрыгивает сразу всю предвоенную биографию генерала, а останавливается на его участии не только в русско-японской войны (ключевым источником, конечно, оказалась книга Алексеевой-Борель), но и русско-турецкой, где Алексеев служил в штабе при Скобелеве. Именно тогда он получает первый опыт штабной работы, а в его деятельности проявляются такие черты как педантизм и внимание к деталям (и, в частности, "быту солдат"). Интересно и то, что тогда же он составил рукопись о деятельности в эту войну его 64-го Казанского полка, которая использовалась позднее для составления полковой истории.
Безусловно, талант и упорство были ключевыми факторами, которые позволили Алексееву взбираться по карьерной лестнице накануне Первой мировой. Вместе с тем немаловажным фактором является встроенность генерала в военную иерархию, что подразумевает наличие не только символического капитала (терминах П. Бурдье), т.е. признания (а оно были, о чем Цветков прекрасно пишет), но и социального капитала - т.е. определенных отношений с другими участниками иерархии. К сожалению, последний аспект не был рассмотрен автором, а потому получается некоторый схематизм: талантливый и якобы полностью чуждый политической борьбе М.В. Алексеев сталкивается с военным министром В.А. Сухомлиновым по поводу предвоенных планов, и в результате с начальника штаба округа отправляется отбывать строевой ценз в 13-й корпус.
Ключевая (для меня, как читателя, и во многом для автора) часть книги про Алексеева в годы Первой мировой войны написана, как чувствуется, в полемике с теми, кто верит в "заговор генералов" и "предательство М.В. Алексеев". В этом плане можно лишь порадоваться: В.Ж. Цветков со всей убедительностью опроверг все наветы. Он прекрасно продемонстрировал, что никаких тесных отношений с Гучковым (которого Алексеев недолюбливал) у него не было. Даже после Февральской революции Алексеев очень негативно относился к Гучкову (и ориентировался на кадетов). Более того, Алексеев пользовался доверием государя императора (равно как и императрицы, которая все же опасалась негативного влияния на начштаба ВГК со стороны отдельных либеральных деятелей). Даже во время Февральской революции Алексеев был убежден, что выход из политического кризиса будет осуществлен за счет конституционной монархии. Подробно В.Ж. Цветков разобрал вопрос о "диктатуре тыла": проект лета 1916 г., когда Алексеев предложил создать должность военного диктаторы тыла, который будет напрямую организовывать все усилия тыла по обеспечению армии. Речь шла об усилении "военного элемента" в управлении страной: Алексеев весьма скептически оценивал усилия гражданских в этом деле и стремился подчинить тыл полностью интересам армии. Против чего, естественно, выступила гражданская власть, и в частности, премьер-министр Штюрммер (который обеспокоился даже умалением роли общественности! - весьма трогательная забота о свободе слова). Проект военной диктатуры так и остался проектом, однако, по иронии судьбы, 1 июля император подписал постановление "О возложении на Председателя Совета министров объединения мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла", что усилило Штюрмера. Лишь к осени 1916 г. М.В. Алексееву удалось убедить царя  в замене Штюрмера.
В целом, автор отвергает и участие Алексеева в тех или иных заговорах. Скорее, его позиция всегда заключалась в следующем: все усилия должны быть направлены на достижение победы, а потому необходимо недопускать разрыва между фронтом и тылом, властью и общественностью. Отсюда и предложения о "военной диктатуре", и принятие идеи об "ответственном министерстве".
Отдельно автор останавливается и на борьбе со шпионажем и экономическими преступлениями. 31 мая 1916 г. была создана Комиссия для борьбы с военными шпионами и мародерами тыла. Затем с санкции Алексеева был арестован известный банкир Д. Рубинштейн.  В дальнейшем Алексеев сыграл немалую роль в ударе по "сахарным спекулянтам" (что, правда, было выгодно ключевому сахарозаводчику России - А. Коновалову). Все это - весьма интересные и малоизвестные аспекты биографии генерала. Среди других пободных тем, в которые автор внес определенную ясность.: создание дивизиона ТАОН (тяжелой артиллерии особого назначения) и разработка планов на 1917 г.
Безусловно, иссследование всех этих аспектов (взаимоотношение с государем и общественностью, развенчивание теории заговора, механизм работы Ставки при Алексееве) имеет огромное значение для понимание политических процессов накануне свержения самодержавия. Однако увы, в книги Алексеев именно как полководец представлен весьма кратко: политические аспекты автора интересовали намного больше. А потому мы не узнаем ни о его личной роли в Галицийской победе или в победе под Варшавой, ни о тех решениях, которые принимал летом 1915 г., выводя армии Северо-Западного фронта. Конечно, все это упоминается. Автор цитирует весьма известные мемуарные и эпистолярные свидетельства, однако не дополняет это военно-стратегическим анализом, что обедняет повестование. Равным образом не в полном мере освещена и роль Алексеева как Начтаба ВГК. Описанию "быта Ставки" посвящено намного больше, нежели самой оперативной работе (ее содержанию). Даже в исследовании Брусиловского прорыва автор почему-то не решил взять известные работы С.Г. Нелиповича, который утверждает, что именно Алексееву принадлежит идея Брусиловского прорыва (при этом ставя оперативное искусство Алексеева выше, нежели Брусилова). Весьма интересно, что Сергей Геннадьевич анализировал и деятельность Алексеева какначальника штаба Юго-западного фронта: он писал об эффективном тандеме "Иванов-Алексеев", где Иванов был автором идеи, а Алексеев - талантливо обрекал ее реальность. В дальнейшем место генератора идей занимал В. Борисов. С данной оценкой можно, конечно, соглашаться или не соглашаться, однако на страницах книги этот момент отсутствует, а сам автор как-либо самостоятельных обобщений подобного уровня не делает.
Поскольку В.Ж. Цветков больше известен как специалист по белому движению, то неудивительно, что вторая часть книги (деятельность Алексеева в 1917 г. и в Добровольческой армии) является весьма сильной. Правда, представленный нарратив относительно попыток Алексеева в 1917 г. спасти дисциплину в армии, скорее, свидетельствует о том, что, как и многие другие, он весьма слабо понимал текущие изменения в практическом смысле, а именно: что именно можно сделать. Весьма общие и абстрактные рассуждения Михаила Васильевича о падении дисциплине и крушении страны хоть и представляются в целом верными, но, на мой взгляд, они лишены практического аспекта и глубокого понимания деталей. Более того, еще начальник штаба Ставки Алексеев прекрасно осознавал все неприглядные стороны русской армии и не строит никаких иллюзий. Однако вопрос, почему человек, предвидящий падение дисциплины и разложение страны, и армии в частности, не предпринял соответствующих попыток для противодействия, остается все-таки открытым. Ссылки на "слабую волю" вряд ли объясняют ситуацию, т.к. при желании  Алексеев всегда мог проявить твердость. На мой взгляд, дело скорее в несоответствии объективного осмысления обстановки и тех практик управления и воздействия, которыми пользовался генерал. Проблема не в непонимании и вовсе не в недостатке (принципиально) властного ресурса. Проблема именно в устаревании методов и чисто военном подходе к тонким и сложным механизмам функционирования модернизирующегося социума.
В целом же, несмотря на отмеченные недостатки (сложно вообще найти монографию, лишенную их), стоит признать важность и актуальность появления сего труда. И дело здесь не только в проработке различных источников, не только во внимательном отношении к деталям, не только в анализе весьма спорных и противоречивых аспектов. Дело в принципе, который явно виден на всем протяжении книги: прежде понять, а не осудить. Порою это приводит, на мой взгляд, к определенному оправданию и созданию несколько идеализированного образа (те же оценки мемуаристов сводятся в единое целое, однако детально не классифицируются), однако радует, что монография лишена резко (и подчас беспочвенно) критических заявлений.
Tags: Первая мировая война, книжная полка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments