kap1914 (kap1914) wrote,
kap1914
kap1914

Categories:

моя новая статья о захоронениях ПМВ)


Размещаю текст своей статьи Захоронения и памятники Первой мировой войны на территории Калининградской области // Военная археология. 2011. № 6. - С. 52 -59. В основу легла моя предыдущая статья на эту тему. Однако новый материал я систематизировал, добавил некоторые обобщения, а также дополнил свежими фактами.
__________________________________________

Долгое время считалось, что в России нет памятников павшим в Великой войне 1914-1918 гг. В 2004 г. к 90-летию со дня ее начала на месте бывшего братского кладбища в Москве был открыт мемориальный комплекс героям Первой мировой. Некоторые считают его единственным в своем роде во всей России[1]. Что не совсем верно. На территории Калининградской области ныне насчитывается примерно 66 монументов и около 70 братских могил времен Первой мировой войны.

Это «наследие» региону досталось от Восточной Пруссии, которая в 1914-15 гг. стала местом ожесточенных сражений. На ее полях прошли такие крупные столкновения как Шталлупененский бой (17 августа 1914 г.), Гумбинненское сражение (20 августа), Танненбергское сражение (26-31 августа). Отдельные бои протекали вплоть до конца марта 1915 г. В дальнейшем в провинции располагались лагеря для военнопленных. Молчаливым напоминанием о тех событиях остались многочисленные братские захоронения.

По данным на 1939 год в Восточной Пруссии (включая округ Мариенведера и Мемельский край) насчитывалось почти 2200 братских и индивидуальных могил. Всего здесь покоилось около 61 200 солдат и офицеров (из них 27 860 немцев и 32 540 русских). Среди погребенных были и представители других стран, оказавшиеся на территории провинции в качестве военнопленных[2].

Несмотря на такую внушительную цифру в 2200 захоронений, около 1800 составляли кладбища в 1 – 20 человек. Братских могил, где покоилось более 500 человек, существовало примерно 10 (большинство из них – в зоне действий 1-й русской армии генерала П.К. фон Ренненкампфа). Кладбищ, где упокоены свыше 1000 человек – еще меньше. Самым крупным считалось лазаретное кладбище в Кенигсберге, где обрели покой 2878 человек. 2677 солдат также было погребено в Хайльсберге. Нельзя забывать и про захоронения в Орлау (1425 воинов) и Маттишкемене (1084 солдат). В этот перечень (по немецким сведениям) можно добавить и Лесное кладбище в Тильзите (1000 русских и немцев)[3].


Первые братские могилы были обустроены еще во время войны. Нужно отдать должное: германцы достойно относились к павшим солдатам противника. Эти захоронения поддерживались в должном порядке и позднее, не только в годы Веймарской республики, но и даже Третьего Рейха.

Также практически во всех городах и селах находились памятные знаки в честь героизма немецких воинов. Самым крупным и известным монументом был мемориальный комплекс «Танненберг» (около г. Хохенштейна), построенный в честь одной из наиболее громких немецких побед этой войны.

В 1945 году 1/3 часть Восточной Пруссии (как раз в зоне действий 1-й русской армии) отошла к СССР, остальные земли – Польше. Каковой же оказалась дальнейшая судьба братских могил?

Конечно, многие пострадали в ходе боев 1944-45 гг. Приехавшие переселенцы не могли (и не хотели) вдаваться в подробности того, что обозначает тот или иной непонятный полуразрушенный монумент на территории бывшей Восточной Пруссии. А потому – избавлялись от следов «немецкого наследия».

Новым властям также было не до него: все силы уходили на захоронения, связанные с Великой Отечественной. В плане эффективности работы показательно название одного решения исполкома Калининградского областного Совета депутатов трудящихся от 18. 07. 1956 г. «О неудовлетворительном содержании кладбищ и индивидуальных могил воинов Советской Армии, погибших в боях с фашистской Германией»[4].

К тому же, тема Первой мировой получила штамп «империалистической», учтем и негласную догму того времени, что «история края начинается с 1945 г.». «Разрушено, заброшено, забыто» – эта формула отражает действия (или бездействие) новых властей по отношению ко многим военным кладбищам, где кроме немецких солдат покоились и русские. Так, на месте одного захоронения в г. Гусеве сейчас находятся жилые дома[5]. Что тут говорить про обычные обелиски! Многие из них были установлены в честь немецкого оружия, а потому их нахождение на советской (российской) земле могло обоснованно показаться странным.

Однако говорить о том, что в советское время все захоронения Первой мировой оказались преданы забвению (или уничтожению) – не верно. Эпизодически память просыпалась. В период оттепели несколько братских могил, находившихся в Советске (Тильзит), пос. Совхозное (Маттишкемен), пос. Дружба (Алленбург) и Гусеве (Гумбиннен) были реставрированы и взяты под охрану. Интересная особенность: несмотря на то, что на братских кладбищах покоились немецкие солдаты, в официальных документах о них не было ни слова.

К 1960-м об этих захоронениях вновь «забыли» и они исчезли из отчетов. Лишь в середине 1970-х были «неожиданно» обнаружены и приведены в порядок захоронения в пос. Чистые пруды и Совхозное (Маттишкемен).

В 1980 г. калининградская писательская организация во главе с Ю. Ивановым выступила с инициативой создания архитектурно-исторического заповедника на современном острове Канта в черте г. Калининграда (назван в честь существовавшей здесь могилы философа). Сюда предлагалось перенести и останки русских солдат Первой мировой из известных на тот момент «пяти-шести захоронений», находившихся в плачевном состоянии. Автор проекта опасался, что они в скором времени вообще могут исчезнуть. Однако предложение, нетипично смелое для той эпохи, так и осталось на бумаге.

К концу 1980-х было известно около 7 захоронений русских солдат времен Первой мировой войны[6]. Но с началом перестройки все стало кардинально меняться.

Пожалуй, одной из первых тему братских могил 1914-18 гг. в прессе затронула статья краеведа А. Иванова «Сохраним для потомков» (в гусевской газете «За доблестный труд» от 2.04.1987.). Она содержала призыв «восстановить и каким-то образом увековечить героические события русской истории», а именно: кладбище русских солдат в Гусеве[7]. Вскоре в городе появились энтузиасты, из комсомольцев организовалась группа «Поиск», занимающаяся розыском и приведением в порядок неизвестных братских могил времен Первой мировой войны[8]. В это же время благодаря Майскому сельсовету, возглавляемому В. Буриловым, была реставрирована и братская могила в пос. Кашино. Там похоронено 66 немцев, павших в известном бою у Каушена 19 августа 1914 г. (где смелой конной атакой на вражескую батарею отличился ротмистр барон П.Н. Врангель, будущий лидер белого движения).

Вообще, в социо-культурном пространстве региона в постсоветскую эпоху можно выделить два тренда в изучении истории края. В первую очередь речь идет о пристальном внимании к событиям до 1945 г. Многие считают, что необходимо возрождать историческую память и отдавать дань уважения немецкому прошлому (кстати, весьма интересному и богатому), наследие которого уничтожалось в советские годы. К сожалению, подобная толерантность порою приобретает германофильский оттенок, тесно соседствующий с антисоветизмом, и подпитывается финансовыми ресурсами из Германии.

В контексте нашей темы влияние этой тенденции можно обнаружить в восстановлении некоторыми энтузиастами памятных знаков немецким воинам (вне привязки к захоронениям). К примеру, в первой половине 1990-х был приведен в порядок монумент в д. Тростники[9]. В 2000 г. в пос. Лунино (Неманского района) благодаря энтузиазму местного жителя В. Марусова был восстановлен памятник немецким воинам, убранный еще примерно в 1964 г.[10]

Однако нельзя обратить внимание и на другую тенденцию: поиск русских следов в истории Восточной Пруссии. И в этом плане оказались востребованными события Первой мировой войны (хотя больший упор делался на сражениях Семилетней войны и Наполеоновских войн, а также на поисках «следов» тех или иных известных русских на территории региона). Однако если краеведческие исследования получили развитие (писать публицистические статьи - дело несложное), поиск и реставрация захоронений оставались уделом энтузиастов и специализированных организаций, которые порою поддерживаются муниципальными властями.

С начала 1990-х центральное место в обустройстве захоронений занимает Народный германский союз по уходу за военными захоронениями, с которым сотрудничает отделение всероссийской организации ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы» (создана по указанию правительства РФ в 1992 г.). Для реставрационных работ в регион добровольно приезжают многие немцы. В ряде районов действовали специальные молодежные лагеря. В настоящее время именно Народный германский союз является единственной организацией, которая регулярно занимается уходом за захоронениями.

Любопытно, что одним из первых привели в порядок братское кладбище в пос. Совхозное (Маттишкемен), являющееся крупнейшим русско-немецким захоронением Первой мировой войны в России. На нем погребено 438 русских и 646 немцев[11], которые погибли во время Гумбинненского сражения 20 августа 1914 г., когда 1-я русская армия генерала П.К. фон Ренненкампфа нанесла поражение 8-й немецкой армии генерала М. фон Притвица. Самое примечательное, что именно в районе Маттишкемена войскам русской 27-й пехотной дивизии генерала К.М. Адариди (3-й корпус) удалось добиться наибольших успехов. Эта победа в совокупности с другими успехами в Восточной Пруссии заставила германцев перекинуть с западного фронта два корпуса, что ослабило давление на союзников и внесло лепту в их победу под Марной (сентябрь 1914 г.), положившей конец германскому блицкригу. После этого противник был обречен на затяжную войну и почти неминуемое поражение.

В это же время началась реставрация мемориального захоронения на Лесном кладбище в г. Советске (Тильзит), где обрели покой солдаты и офицеры отряда генерала В.В. Мальма (состоявшего из 270-го Гатчинского полка, 1-го артиллерийского дивизиона (без 1-й батареи), двух сотен 51-го Донского казачьего полка, нескольких сотен пограничной стражи и ополченческой дружины). Бои у Тильзита разыгрались 12-13 сентября 1914 г., когда 9-й немецкой ландверной бригаде удалось отрезать войскам пути к отступлению. Из-за ошибок командования и слабости связи, войска были разделены на две группы. Одна из них, оборонявшая мосты, с большими потерями смогла выйти из окружения (особо героически здесь действовали 2-я рота подпоручика Пиотровского и артиллерийский взвод прапорщика Пономарева). Вторая же группа, состоящая из основных сил 270-го полка под командованием полковника А.В. Волкова, приняла бой у входа в город и была полностью разбита. Потери составили более 3000 человек (плюс весь обоз и артиллерия).

16 сентября 1914 г. на Лесном кладбище хоронили немецких солдат. Вопреки рассказам чудом спасшихся гатчинцев, будто немцы сжигали убитых и раненых русских прямо на поле боя, всех погибших с нашей стороны погребли на другой стороне кладбища. Впоследствии здесь находили себе последнее пристанище солдаты, умиравшие в лазарете для военнопленных. По инициативе обербургомистра Поля, пережившего оккупацию, в 1918 г. на братской могиле  установили стелу и мемориальные плиты.

В период Второй мировой войны это захоронение пострадало, а в первые годы существования Калининградской области было разорено. С братских могил сняли и вывезли в Литву надгробные плиты, где в одной из воинских частей ими вымостили пол в эллинге (часть плит вернули в начале 1990-х). Только к 1955 г. захоронение было  приведено в порядок, однако в последние внимания ему не уделялось.

Думаю не нужно и говорить, что к 1990-м эта братская могила находилась в запущенном состоянии. Лишь с перестройкой стало меняться отношение к прошлому региону, и в частности, к памяти русских солдат. С инициативой обустройства братской могилы одним из первых в 1989 г. выступил музей города. В 1990 г. в немецком Киле Евгений Нагорный внес предложение о создании воинского русско-немецкого мемориала в г. Советске. В 1991 году отделение Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры г. Советска ходатайствовало в городской Совет депутатов о постановке на учет и приведении в порядок военного кладбища. Начали проводиться субботники, сборы подписей о необходимости реконструкции. Немалую помощь оказало землячество «Тильзит» из Киля. В итоге, 16 марта 1992 г. главой администрации города было издано постановление «О реконструкции захоронения на улице Героев», с немецкой стороны активное участие в судьбе братской могилы принял «Народный Союз военных захоронений земли Рейланд Пфальц». Работы проходили под руководством архитектора города Н. Рябова. Уже 13 июня 1992 года при участии митрополита Кирилла (ныне Патриарх) был совершен крестный ход и установлен православный крест. Позднее в Советске действовал международный молодежный лагерь, где летом учащиеся Германии и России вели работы по уходу за братскими могилами.

Местная пресса активно освещает тему захоронений Первой мировой, что оказывает определенное влияние на их судьбу. Так, в Славском районе, благодаря местной газете, обнаружили братскую могилу русских солдат.

Она находится на развилке дорог на пос. Тимирязево (Нойкирх) и пос. Ржевское, у бывшей немецкой деревушки Нассенталь. Здесь покоятся 15 солдат 270-го Гатчинского полка, погибшие 13 сентября 1914 г. Очевидица тех событий Труда Янз впоследствии писала: «На улице всюду трупы, даже мертвые лошади. На отцовском дворе лежало 15 мертвых (русских солдат). Раненых положили на повозки с сеном и отвезли в Хайнрихсвальде…. Убитые были похоронены между сараями, а потом, я не помню, когда точно, их повторно похоронили «Около камня». Потом, когда кончилась война, это место приукрасили»[12].

Затем здесь установили деревянный крест с надписью. После Второй мировой войны захоронение было ненамеренно уничтожено. Вот что говорили супруги Василий и Марья Свистельниковы, приехавшие в этот район в 1947 г.: «… У развилки… находился  небольшой скверик, обсаженный кустарником и деревцами, внутри которого лежал огромный валун. На камне не было никаких надписей. Но место было ухоженное, кустарники располагались полукругом вокруг валуна…»[13]. После валун свалили в кювет у дороги, где он валялся, пока его не увезли дорожники. А по самой могиле создали съезд на поле. Эту братскую могилу обнаружили только благодаря газете «Славские новости».

17 октября 1995 года в ней были опубликованы воспоминания немки Бетти Клаус о пребывании русских войск в Хайнрихсвальде (Славск) в 1914 г. Согласно им, в районе города находилось два захоронения: одно, уже на тот момент известное, в его черте, а другое – на перекрестке дорог Хайнрихсвальде – Нойкирх – Тильзит. На призыв газеты откликнулась чета Свистельниковых, которая и смогла указать на могилу русских воинов. Кроме того, краевед В. Кенть также сделал запрос в Германию, откуда ему прислали карту и воспоминания местной жительницы[14]. При помощи военнослужащих понтонно-мостового полка пос. Городково установили точное местонахождение захоронения, которое оказалось на том самом месте, прямо у обочины, на которое указывала Мария Свистельникова.

Во время восстановления было немало неприятных случаев. Так, один житель украл привезенный песок. Затем памятник, поставленный солдатами, снесла ГИБДД, т.к., по ее мнению, валун, находящийся на обочине дороги, может угрожать безопасности водителей. Тогда приняли решение: на могиле установить крест, а памятник отнести чуть дальше в сторону. Братскую могилу окончательно реставрировали лишь осенью 2004 г.

Устанавливаются также новые памятные знаки. Осенью 2002 г. в пос. Победино (бывший Шиленен) появился памятник поэту Николаю Гумилеву, который воевал в этом районе осенью 1914 г.[15] В 2003 г. в Черняховске открылась памятная доска в честь парада русской гвардии, который состоялся 5 сентября 1914 г. В нем участвовали лейб-гвардии Конный и Кавалергардский полки, которые с фронта отбывали в крепость Ковно[16].

Особо стоит отметить деятельность энтузиастов, которые с российской стороны ведут основную работу по возрождению памяти о событиях 1914 г. Так, в конце июня 2002 г., на средства протоиерея о. Георгия (Бирюкова) был установлен памятный крест в пос. Пушкино,[17] где погребено 601 русский и 196 немецких воинов. Будучи настоятелем Свято-Духова прихода города Нестерова, о. Георгий собирал деньги на возведение храма-памятника в пос. Чернышевское (Эйдткунен) в память павших русских солдат Первой мировой войны[18], однако в итоге средств хватило лишь на небольшую часовню, получившую название в честь Августовской иконы Пресвятой Богородицы (явление которой русским войскам произошло в годы Первой мировой войны относительно недалеко от границы с Восточной Пруссией). Более того, уже несколько лет подряд о. Георгий организует крестный ход из г. Нестерова до захоронения в пос. Совхозное, принимает активное участие в обустройстве многих других захоронений, а также статьями в прессе и Интернете активно привлекает внимание широкой общественности к проблеме воинских захоронений.

Среди других сподвижников можно выделить гусевского краеведа Анатолия Фесенко, который постоянно привлекает внимание к теме Первой мировой, ее забытых героев, в первую очередь погибших в ходе упомянутого выше Гумбинненского сражения. Так, на базе местного краеведческого музея было проведено несколько научных конференций. А 21 августа 2010 г. на захоронениях в Гусеве, а также пос. Кубановка и Майское прошли митинги с участием военнослужащих местного гарнизона, казаков и молодежи. Подобная конференция прошла и в уходящем году, однако помимо традиционных митингов и докладов состоялось открытие памятного знака на захоронении в пос. Лощинка (бывш. Ужбаллен), где на основе архивных материалов, предоставленных московским историком В. Юшко, выбиты фамилии русских воинов, погибших здесь 20 августа 1914 г. и предположительно погребенных в этой могиле. В настоящее время А. Фесенко планирует продолжать начатое и установить подобные памятные доски с фамилиями на каждом братском захоронении. Однако ключевой остается проблема финансирования подобного проекта.

Среди других энтузиастов можно назвать предпринимателя из Черняховска (Инстербурга) В. Яновского, который за собственный счет открыл небольшой музей, посвященный истории Первой мировой, а также регулярно организует специальные выезды на места погребений русских солдат с целью приведения их в порядок.

Но, вместе с тем, существует немало проблем с сохранением захоронений времен 1914-18 гг. Некоторые из них периодически разоряют черные копатели. В Гусевском районе один сельский учитель для этих целей даже привлекал учеников[19]. Еще много монументов и военных кладбищ, по-прежнему находящихся в плохом состоянии. К примеру, захоронение в пос. Бабушкино – излюбленное место отдыха жителей поселка. А территория братского кладбища в Нестеровском районе вообще до последнего времени находилась в частных руках. Лишь недавно оно было передано в муниципальную собственность. Есть случаи, когда поверх уже существующих братских могил местные жители хоронили умерших родственников.

Однако работа по реставрации захоронений Первой мировой войны будет продолжаться. Ввиду близящегося 100-летнего юбилея этой теме уделяется все больше внимания. Например, в 2009 г. при финансовой помощи Евросоюза был издан первый полный каталог захоронений 1914-15 гг. на территории области. Правда, издание, готовившееся второпях, содержит множество неточностей и досадных ошибок. Также в Гусеве сейчас строится Храм Всех Святых - храм-памятник павшим в годы Первой мировой войны. А 10-11 ноября 2010 г. в области прошла научно-практическая конференция под эгидой Фонда исторической перспективы, регионального отделения ВОО «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры» во взаимодействии с Комиссией при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Среди участников были не только местные историки и краеведы, но и гости из столицы (в т.ч. депутат Н.А. Нарочницкая) и Франции. Помимо конференции состоялось открытие мемориальной доски и возложение цветов на захоронении в пос. Совхозное. В уходящем году помимо упомянутых мероприятий в Гусеве, 12-13  сентября 2011 г. в Советске  в годовщину гибели 270-го Гатчинского полка состоялась краеведческая конференция. На самом захоронении был отслужен молебен, во время которого у памятника обелиска был выставлен караул от Багратионовского военно-исторического клуба и военно-исторического клуба «33-й фузилерный полк германской армии».

В настоящее время региональные власти также обсуждают проекты по празднованию 100-летия начала Первой мировой войны, что, надеюсь, будет обязательно связано с обустройством захоронений и увековечением памяти героев. Интерес к этому проявляют и соседи. К примеру, в феврале текущего года Литовская общественная организация «Институт военного наследия» обратилась к правительству области с предложением создать архивно-поисковый и реставрационный центр по сохранению памяти о российских воинах, погибших в Первой мировой войне. Причем речь идет о захоронениях на территории не только Калининградской области, но и Литвы, северо-восточной Польши, Латвии, Эстонии и Белоруссии. Предполагается провести реставрационные работы и выпустить специальные книги[20]. К сожалению, информация о том, была ли поддержана эта инициатива, отсутствует. С подобными предложениями выступают и поляки. Сейчас на территории Польши ведется работа по созданию крупного туристического маршрута по местам сражений Первой мировой войны (Лодзинская операция, взятие Перемышля, героическая оборона крепости Осовец и др.). Среди планов - сделать этот проект международным, включив в него и Калининградскую область.

Остается лишь надеяться, что к 2014 г. удастся объединить разрозненные усилия в этом направлении и отдать последнюю дань героям 1914 года.



[1] Пашенин С. Братское кладбище // Родина. 2004. № 9. Об этом захоронении вышла книга: Московское городское братское кладбище. Опыт биографического словаря (М.: ГПИБ, 1992).

[2] Debnen M., Raschdorff W. Heldenfriedhoefe in Ostpreußen. Koenigsberg, 1939. S. 8.

[3] См.: Там же. S.8 - 9. Из них 514 немцев. Но если судить по эпитафиям, то здесь похоронено 489 русских и румынских воинов.

[4] См.: ГАКО. Ф. Р-68. Оп.2.  Д.6. Л.4.

[5] Малков Н. Памятная дата // За доблестный труд. 1989. 1 авг.

[6] Кретинин Г. Восточная Пруссия, август четырнадцатого… // Калининградская правда. 1989. 11 авг. Следует отметить, что автор статьи добавляет «а их, конечно, больше».

[7] Иванов А. Сохраним для потомков // За доблестный труд. 1987. 2 апр. С. 4. Сейчас в Гусеве установлен памятный камень на одном из захоронений, в 2010 г. здесь прошел торжественный митинг в годовщину Гумбинненского сражения.

[8] См.: Малков Н. Памятная дата // За доблестный труд. 1989. 1 авг.

[9] Шульга М. Несем их крест // Янтарный караван. 2002. 29 нояб.

[10] Андреева Л. Монумент – как символ единения и прощения // Неманские вести. 2000. 3 июня.

[11] Следует отметить, что отдельные реставрационные работы были произведены здесь немецкими резервистами летом 2007 г.

[12] Кенть В. Воскресшая память о наших соотечественниках // Славские новости. 2005. 23 нояб.

[13] Кенть В. Место захоронения установлено // Славские новости. 1995. 2 нояб. С. 3.

[14] См.: Синьковский К. Крест у дороги // Калининградская правда. 2004. 17 нояб. С.4.

[15] См.: Орлов А. Нам Гумилев становится известней // Красное знамя. 2002. 5 нояб.

[16] Медведева М. «В честь побед русского оружия…»// Янтарный караван. 2003. 14 окт.

[17] См.: Бирюков Г. Памятник // Сельская новь. 2002. 24 июля. Пос. Пушкина – бывший Герритен.

[18] См.: Бирюков Г. История православия в Восточной Пруссии. Нестеров, 2005. 3-я стр. обложки.

[19] См.: Медведева М. Чтобы помнили // Янтарный караван. 2002. 27 авг. С. 9.

[20] Литва предложила беречь память о Первой мировой войне// Петербург Деловой. 2011. - 20 февр.  http://www.dp.ru/a/2011/02/20/Litva_predlozhila_berech_p


Tags: захоронения первой мировой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments